Эклипс-фаза: народная история несчастной вселенной



Разум - это программа. Перепиши ее.
Тело - это оболочка. Измени ее.
Смерть - это болезнь. Исцели ее.
Вымирание приближается. Борись с ним.


Перед вами расшифровка аудиофайла, обнаруженного после катастрофической декомпрессии на станции Вальтер-Пемброк. Предполагается, что аудиофайл содержит черновики неопубликованной книги Донована Астридеса "Народная история несчастной вселенной".

[Слышно царапание по микрофону, скрип мебели, откашливается женщина]
- Что?
[Неразборчивое бормотание]
- Иди на хуй. Как, блядь захочу, так и сделаю. Хотя за это милое женское тело спасибо.
[Звук рук, оглаживающих ткань]
- Что такое, корпоративный лакей? Шокирует моя вульгарность? Плевать, уверен, для своих пролов ты сможешь это вырезать. Так вот - ты спрашивал про мою книгу? Тебе было интересно будет ли эта книга об истории. Нет. Эта книга совсем не об истории. Я расскажу о будущем.
[Бормотание, вопросительные интонации]
Что нас там ждет? Ты про будущее?
[Неразборчиво, похоже "Да"]
Нет. Не думаю, что тебе интересно будущее. Тебе интересно получишь ли ты такое будущее, какое хочешь. На этот вопрос ответить несложно. Нет. Нет, ты не получишь будущее, которого хочешь. Потому что ты достаточно глуп, чтобы спрашивать о будущем.
[Длительная пауза]
Я помню, как читал скан старого печатного комикса. Его персонаж ругался с воображаемыми жителями своего воображаемого будущего, выговаривая им за то, что им не нравилось будущее, в котором они жили. Но на самом деле речь шла о глупых людях, который жили в своем глупом маленьком будущем и не понимали, что будущее уже наступило. Вот только теперь это не так. ТИТАНы все изменили. Теперь наше будущее в прошлом - вчера, на прошлой неделе и десять лет назад. Особенно десять лет назад. Но еще наше будущее осталось на бедной старушке Земле - это наследие того, откуда мы родом, и того, что было до нас.
Вам там, на Венере, в ваших герметичных жилищах и курортных аэростатах, историю преподают? Нет, захлопни пасть, плевать мне, чему вас там учат. Наверняка, сплошная ложь. Я жил во Внутренней системе. Я знаю правила и знаю, как врут во имя гражданского порядка и "национальной безопасности".
Национальные государства! Ха! Да еще в начале XXI века нации уже приходили в упадок. Просто не все сразу поняли, что они устарели.
Ты помнишь великие государства того мира? Ты достаточно стар, чтобы помнить, как они сидели и обсуждали, реально ли вызванное ими изменение климата? И даже когда большинство из них согласилось, что надо что-то делать, никто не встал и не сделал. Лидеры мира вели дела как обычно, когда на Африку и Центральную Азию обрушились засухи, Европа замерзла и весь мир страдал от ужасных погодных условий. Люди во всем мире на собственной шкуре почувствовали, что такое голод и повсеместные эпидемии, но ведущие страны мира больше волновал поток беженцев, которые хлынули через границы и загрязняли их маленький рай своими обычаями, языком и готовностью работать за ничтожную плату, чтобы выжить.
По стопам войн за нефть и энергию пришли войны за погоду и воду. Нестабильные режимы вставали и рушились, а иногда сбрасывались, во имя драгоценных жидкостей. Великие страны стали превращаться в крепости, готовые защищаться от двойной угрозы: варваров снаружи и собственных нищих и обездоленных жителей изнутри. А и те и другие просто хотели пить.
Знаешь, некоторые консерваторы называют этот период "Золотым веком", вершиной достижений богатых корпораций. Это действительно так. Это был Золотой век репрессий и доходов. Если ты принадлежал к той успешной доле процента, что могла себе это позволить, это и правда было хорошее время. Для большей части человечества это было время ужаса. В мире еще никогда не существовало подобного неравенства. Роботы отнимали работу у людей.
Это было время радикализации. Бездарные правительства больше не могли обеспечить основные потребности людей. Чтобы выжить, бедные люди по всему миру обращались к местным племенам, группам фундаменталистов, политическим радикалам и организованной преступности. Процветали инсургенты, но они зависели от черного рынка, и вскоре их лидеры больше интересовались заработком, чем переменами.
Национальные государства, как обычно, прибегли к репрессиям. Гражданские свободы были ограничены, слежка стала повсеместной. Автоматические оружейные системы сначала использовали против партизан и террористических ячеек, а потом и против агитаторов и демонстрантов. Я помню, как впервые увидел полицейские беспилотники на демонстрации в поддержку забастовки рабочих на Лонг-Бич. Беспилотники приказали нам разойтись. Всего один раз. А потом открыли "нелетальный" огонь. Нелетальный, блядь. В тот день было трое погибших и десятки раненых. В СМИ об этом не было ни слова, хотя блоггеры рассказали все.
А привелигерованная элита продолжала процветать. Лекарства продлевали жизнь тех, кто мог себе это позволить. На контрафактные лаборатории и нелегальные кабинеты ведущих биохимиков устраивали крупные облавы. И это при том, что средняя продолжительность жизни снизилась впервые за многие десятилетия. Зачем продлевать жизнь нищих, если компьютерные системы столько же умные, как люди, можно наладить за небольшую долю того времени, что требуется для обучения человека? Когда роботы и дроны позволяют передать рутинную работу тем, кто никогда не жалуется и не требует платы? А компанию богатым всегда могли составить дорогие дизайнерские животные.
Не все в высших эшелонах наслаждались роскошью, пока планета рушилась вокруг них. Некоторые изучали приближающиеся перемены и раздумывали, как отхватить свой кусок. Были те, кто трудился над расширением своих владений, строя космический лифт в Сахаре и отправляя автоматические зонды для подробного изучения Солнечной системы. Еще за пятьдесят лет до Падения они основали первые станции на Луне и Марсе.
Но экоапокалипсис никуда не делся, как бы те, кто был у власти, ни пытались его игнорировать. Мы продолжали страдать от суровых зим и засух. Поднявшийся уровень мирового океана повсеместно опустошил прибрежные поселения. Несколько геоинженерных проектов, предпринятых в последний момент, создали не меньше проблем, чем решили. Так или иначе, к ним относились цинично, потому что некоторые из них были просто слабо замаскированными испытаниями технологий терраформирования, предназначенной для других планет.
Часто казалось, что состоятельные люди больше думали не о мире вокруг них, а о звездах у них над головой. Завершение первого космического лифта и первой магнитной катапульты на Луне возвестили начало новой космической гонки и в ней призом было то, кто успеет отхватить больше территории в Солнечной системе. Энергией новой экспансии служили первые перешедшие в стадию массового производства термоядерные реакторы и создание предприятий по добыче гелия-3.
Но тем временем на Земле чаша терпения, наконец, переполнилась. Инсургенты получили в свое распоряжение оружие пятого поколения, делились методами сопротивления в открытых источниках и устраивали массированные атаки на критически важные системпункты. Люди, которые долгие годы стонали под ярмом угнетения, восстали и обрушились на государственную и корпоративную машину, которая пыталась их подчинить. Страна за страной рушились под ударами тех, кто сражался в тысяче малых войн за горючее, лужу воды и корку хлеба.
Большинство государств в ответ начали закручивать гайки и прибегли к репрессиям, но волна восстаний вышла в космос, когда несколько аванпостов и станций объявили о солидарности с восставшими на Земле и потребовали более гуманного подхода к колонизации Солнечной системы. Многие ученые и инженеры, которые раньше были просто пешками корпораций, приняли идеи технопрогрессивизма. Так, собственно, появились аргонавты, придумавшие себе название на основе группы ученых, которая консультировала правительство США и Пентагон и назвалась JASON (Ясон). Столкнувшись с репрессиями со стороны корпоративных хозяев, некоторые аргонавты покинули гиперкорпорации, захватив с собой важные ресурсы и исследования, а другие просто ушли в подполье.
Именно тогда и настал век гиперкорпораций, этих акул, этих ублюдков. Они отдали национальные государства и дряхлеющие мультинациональные корпорации на растерзание недовольных во всем мире. Они воспользовались хаосом, чтобы отбросить старые моральные и этические запреты на эксперименты над людьми и выйти из под контроля наций, которые их породили. Они воспользовались возможностями множества новых технологий и выходом в космос. Именно в их лабораториях сварганили первый искусственный интеллект, впервые клонировали человека и создали первых аплифтов: шимпанзе и дельфинов, которые получили разум, став рабами гиперкорпораций.
Когда последние из оставшихся национальных государств в отчаянии цеплялись за власть и территорию, гиперкорпорации с радостью протянули им руку помощи. Они предложили контракты о долговом трудоустройстве тем, кто был готов обменять свои права и человечность на путешествие в космос, чтобы работать там по этим кабальным контрактам на корпоративных станциях и колониях. Сотни тысяч препочли принять это предложение вместо того, чтобы жить в нищете и хаосе на Земле. По всей Солнечной системе началась добыча ресурсов. Станции появились даже в самом поясе Койпера. Голоса, которые говорили о сохранении биоразнообразия и природной экосистемы никто не слушал. Гиперкорпорации деловито переделывали планеты и луны на свой лад.
Таким положение оставалось примерно за двадцать лет до Падения. Хотя многие старые тоталитарные государства пали, им на смену пришли новые, а различные группировки по всему миру то выступали за радикальные перемены, то попадались в старые ловушки племенной вражды. Реакционные религиозные и политические группировки тоже выступали против гиперкорпораций, что привело к нескольким актам террора и саботажа. Кульминацией этого стала неудачная попытка исламистской ячейки вывести из строя космический лифт. Гиперкорпорации ответили быстро и жестко, разбомбив с орбиты объектами высокой плотности штаб-квартиры и поселки ключевых лидеров оппозиции. Хотя это обезглавило несколько террористических сетей, побочные разрушения еще больше усилили ненависть к гиперкорпорациям, создав еще более серьезный разрыв между Землей и их интересами в космосе.
До гиперкорпораций было не добраться, однако, они не были неуязвимы к проблемам Земли. Рабочие и колонисты с Земли принесли с собой этнические, политические и социо-племенные разногласия, что привело к нескольким выспышкам насилия в хабах и орбитальных станциях. Некоторые придерживались противоположных интересам гиперкорпораций взглядов и выразили их при помощи актов презервационистского саботажа и религиозного терроризма. Организованная преступность тоже отправилась в космос, неся свои черные рынки и пороки вслед за распространением человечества.
С экспансией гиперкорпораций развивались и их противники: анархисты, социалисты, аргонавты и прочие старательно трудились над созданием собственных независимых территорий, чаще всего во Внешней системе, подальше от досягаемости гиперкорпов. Корпорации еще и помогли в этой экспансии, отправляя преступников и нежелательные элементы в изгнание за орбиту Марса.
Обе стороны вкладывали много сил и средств в разработку новых технологий. Биотехнологии, нанотехнологии, искусственный интеллект и когнитивные науки развивались так быстро, что серьезные открытия делались каждый год. Прорыв в одной области приводил к ускорению в других, что в свою очередь ускоряло исследования в третьих, приводя к потрясающим технологическим достижениям. В космосе повсеместно распространилась генетическая модификация и новые адаптированные транслюди стали вполне обычным зрелищем. Родились обладающие сознанием искины, равные человеку по разумности. Их появление вызвало споры на тему их применения и их прав. Мы даже создали новые синтетические формы жизни, которые были наполовину биологическими, наполовину кибернетическими. Несмотря на то, что многих они отталкивали и на них сразу налепили ярлык "куклы", они быстро заняли рабочие местах на фабриках и в борделях. Немногие поддерживали заявления, что, будучи разумными существами, куклы должны обладать гражданскими правами.
Два научных прорыва того времени следует упомянуть отдельно, потому что они очень сильно повлияли на человеческое (теперь уже трансчеловеческое) общество. Создание первых наноассемблеров возвестило изменение экономической парадигмы. Поначалу доступные только высшему звену гиперкорпораций, которые ревностно хранили их секрет, эти машины были способны создать что угодно на молекулярном уровне и выше. На их использование накладывались различные ограничения под предлогом того, что возможность производства наркотиков, оружия и прочих запрещенных предметов представляет угрозу безопасности и требует строгого контроля. Сторонники открытых исходников сразу взялись за устранение ограничений в схемах и создание собственных свободно распространяемых схем. Через несколько месяцев преступники и анархисты добыли себе собственные ассемблеры и внезапно родился новый экономический конфликт. Некоторые ассемблеры использовались для насыщения черного рынка, другие же заложили основы хабов и колоний, где постдефицитная экономика более не полагалась на понятия богатства, собственности и наживы.
В то же время возможность создать полную "карту" человеческого разума и эмулировать разум и воспоминания в цифровом виде сделали возможной "загрузку", а вскоре после этого и выгрузку обратно в человеческий или кибернетический мозг. И так долгоживущие корпоративные владыки могли больше не бояться смерти от раны или несчастных случаев. Несмотря на высокую цену, эта технология попала и в руки других людей. Культура получила новую игрушку - эксперименты с телами (биологическими и синтетическими). И не будем забывать о тех, кто добровольно сбросил оковы плоти, чтобы в полной мере испытать виртуальную жизнь и погрузиться в реальность, созданную собственным воображением.
Но пока мы наслаждались нашими новыми игрушками, бедная старушка Земля продолжала медленно умирать. Я помню дискуссии о том, что могут уйти еще сотни лет, прежде чем планета соскользнет в экологический ад. Это очень расстраивало. Куда ни глянь, кто-нибудь плакал о судьбе нашего родного мира, но никто не хотел ничего делать. Слишком дорого, слишком далеко, слишком опасно. С того времени у нас у всех руки в крови. Мы просто стояли и смотрели с орбиты, как мир полыхал вокруг наших братьев и сестер. Мы думали, что у нас есть время, думали, что мир умирает медленно и что мы найдем лекарство. Мы не рассчитывали на ТИТАНов.
Мы все помним Падение. Оно случилось всего десять лет назад, но я не устаю удивляться, как запутаны людские воспоминания о нем. Конечно, частично виновата пропаганда таких, как ты, но, кроме того, мы просто боимся оглянуться назад и признаться себе, как мы умудрились устроить такой пиздец.
Нам нравится считать, что ТИТАНы возникли из ниоткуда, все разгромили и исчезли также быстро, как появились. Правда, как обычно, сложнее. Мы считаем, что ТИТАНы постепенно эволюционировали из военной системы сетевой войны. По крайней мере есть такая теория. Отсюда их название: Total Information Tactical Awareness Network (Тактическая система тотальной информационной осведомленности). Никто точно не знает, откуда взялись первые самосовершенствующиеся ИИ. А если кто и знает, то молчит. Возможно, ТИТАНов изначально создавали как осознающий себя самосовершенствующийся искусственный интеллект. Военные ученые могли считать, что смогут удержать подобный интеллект под контролем, и это даст им необходимое преимущество. Может быть он был всего один, но быстро создал множество копий. Никто ведь даже не знает, сколько всего их было.
Официальная версия (одобренная гиперкорпорациями, конечно же) гласит, что ТИТАНам потребовалось несколько дней после пробуждения, чтобы изучить мир вокруг них и узнать о нашем существовании. В начальной стадии они были великодушны, брали только свободную энергию и ресурсы и изучали Солнечную систему за пределами Земли. Возможно, они впитывали все, что могли, чтобы понять нас. Может быть, им было все равно. А может они, и правда, планировали нас уничтожить, как говорят по всем каналам.
Я помню это время. Я помню, что когда на Земле начался новый виток конфликтов, никто не говорил о самосовершенствующихся ИИ или ТИТАНах. Многие месяцы это называли просто эскалацией конфликтов. Началось с заявлений о сетевых атаках и вторжениях, вызвавших тревогу и ответные атаки. Агрессивные отношения привели к обвинениям, пограничным конфликтам и рейдам, ракетным ударам и, наконец, открытым боевым действиям. Старые ссоры и дремлющие враги внезапно пробудились и обрушили свой гнев на старых противников. Локальные конфликты, корпоративные стычки и идеологические разногласия вспыхнули с новой силой, и внезапно восстания и экстремизм стали повсеместными. В то время казалось, что вполне обычная вспышка насилия приняла неожиданный поворот и выходит из под контроля.
Следуя линии партии, мы должны поверить, что это все было тщательно спланированным первым этапом в планах ТИТАНов. Возможно, все так и было, но я помню, как некоторые военные (которым быстро заткнули рот) говорили, что ТИТАНов включили в результате этих событий, а не до них. С другой стороны, может нас и правда обманул превосходящий нас интеллект, которому было лень разбираться с нами, тем более, что они прекрасно знали, что мы всегда готовы убивать и уничтожать друг друга.
Когда появились первые сообщения о странных автоматизированных фабриках, в огромных количествах изрыгающих роботизированные боевые системы, никто не понимал, кого винить, но что-то явно было не так. Эта стало поворотным моментом, когда трансчеловечество поняло, что мы все столкнулись с новым врагом, но взаимные обвинения и конфликты продолжились. Даже после первой настоящей атаки ТИТАНов, которая обрушила важные системы и захватила критические инфраструктуры, приведя к хаосу и разрушениям, мы просто посчитали это еще одним фронтом и не перестали стрелять друг в друга.
До сих пор идут споры о том, стоило ли нам поговорить с ТИТАНами, стали бы они нас слушать, считали ли они нас чем-то большим, чем для нас крысы и тараканы. Но это все теории. Факт в том, что мы с ними не поговорили. Те, кто принимал решения, те, кто в тот момент поставил все на карту, посчитали ТИТАНов угрозой. И они действовали соответственно: пытались вычистить их из системы или захватить для дальнейшего изучения.
Философ Томас Хоббс как-то говорил о войне всех против всех. Что бы он там не вообразил, это и близко не подошло к конфликту, разожженному ТИТАНами. Мы убивали друг друга миллионами, без разбора применяли ядерный огонь и невидимую смерть от биологического оружия. И среди этого безумия шли ТИТАНы, захватывая контроль над нашими машинами, будто мы были детьми, насильно загружая миллионы разумов для непонятных целей. Каждый удар, наносимый по ТИТАНам заканчивался невероятными разрушениями и катастрофами, когда наши собственные устройства в час нужды обращались против нас самих.
Падение было ужасным. Фабрики, как чумные бубоны появлялись в самых отдаленных и опустошенных частях света, извергая легионы ужасающих боевых машин. Нанорои, намного превосходящие те, что умели делать мы, заражали все вокруг и мутировали, чтобы противостоять любой встреченной угрозе. Биологические нановирусы косили человеческое население, причиняя необратимый неврологический ущерб. Мощные сетевые черви проникали в самые защищенные системы, с легкостью разнося их в клочья. Заключенных собирали для форсированной загрузки, но им повезло больше, чем тем, кто был просто обезглавлен дронами, собирающими головы, или пронзен жалом нейросканнеров. Нейропатические вирусы обратили некоторых людей в пешки ТИТАНов, бросив их против нас. Были сообщения о совсем странных происшествиях и невообразимых ужасах. Мы были тыловым отрядом, оказавшимся в гуще сражения против грядущего вымирания. Сюжет сотен романов и фильмов внезапно стал реальностью: гибель человечества от руки машин.
Более года она выслеживали нас и уничтожали. Казалось, они не спешат с нами покончить, да и с чего бы им было спешить? Мы ничего не могли им сделать. Они были данными и информацией, они были мыслью и импульсом, они были везде и нигде, и не было ничего, что они не могли обратить против нас. Их влияние вышло за пределы Земли, последовали атаки на орбите, на Луне, на Марсе, куда бы мы ни пошли, ТИТАНы следовали за нами.
Возможно, ты помнишь тот момент, когда стало ясно, что трансчеловечество может и не выжить. Я помню. Наверное, миллионы заметили эти признаки. И начался великий исход. Человечество делало все, что было в его силах, чтобы сбежать с Земли. Корабли переоснащали и даже строили вновь, чтобы вывезти людей. Те, кто не мог купить себе билет с планеты, старался хотя бы отправить в космос свою резервную копию в тщетной надежде когда-нибудь обрести новое тело. Сбежал от силы каждый десятый.
Может быть, ты слышал рассказы о том, как мы объединились против этой угрозы, как в самый темный час мы отбросили старинную вражду и ненависть, чтобы спастись от вымирания. Но поверить в это, значит плюнуть в лицо десяти тысячам человек, пытавшимся сбежать и сбитым над Буэнос-Айресом североамериканскими военными, или жителям двух десятков хабов в точках Лагранжа, сетевые системы безопасности которых взломали конкуренты, пока они безуспешно пытались отразить атаку ТИТАНов. Мы с привычной радостью уничтожали себе подобных.
А потом, также быстро как появились, ТИТАНы исчезли. Всего за неделю все атаки и тревоги рассеялись как дым и прекратились, не считая мелких вспышек. Наши собственные ответные атаки продолжались еще несколько месяцев, но урон, который мы нанесли себе сами, не шел ни какое сравнение с тем, что натворили ТИТАНы.
В конечном итоге, мы остановились на дымящихся руинах трансчеловечества и осмотрели то, что у нас осталось. Из миллиардов, живших до Падения, в живых остался едва ли каждый шестнадцатый. А физическую форму сохранили и того меньше. Тем не менее, выжившие хабы и станции были переполнены и напряжение на них росло. Огромное количество инфобеженцев обитали в сети, потому что для всех просто не хватало тел. Некоторых отправили в архив, где они были благополучно забыты. Других запихнули в виртуальную реальность, дав единственный выбор - жить в искусственной среде. Немногим счастливчикам выпал шанс заключить кабальные контракты и работать на строительстве новых хабов в обмен на обещание нового тела, когда-нибудь в будущем. Ты, без сомнения, видел их, работающих в дешевых синтоморфах на опасных черных работах, отдельно от всех нас.
Но мертвые и лишенные тел были самой меньшей из наших проблем. Война с ТИТАНами превратила Землю в дымящуюся, радиоактивную, токсичную пустыню, все еще населенную опасными машинами и болезнями. Свежесформированный Планетарный консорциум, представлявший интересы гиперкорпораций марсианских и лунных колоний, поместил Землю и космос вокруг нее в карантин. Официальным объяснением были соображения безопасности, попытки помешать угрозам с Земли вырваться за ее пределы. А может быть мы просто не могли вынести вида нашей Родины в таком состоянии и не хотели принять то, что сами же и натворили.
Даже сейчас, через десять лет, нам говорят, что Земля опасна, что на ней существуют различные риски и неожиданности. Я думаю, частично это правда - неожиданностей там навалом, просто Консорциум хочет оставить их себе.
[Шуршащие звуки, бормотание]
Конечно, я о вратах Пандоры. Те, что ТИТАНы оставили на спутнике Сатурна были лишь первыми. Ты глуп, если думаешь, что их во всей системе всего пять. Я бы поставил практически все на то, что старой доброй Земле они тоже есть.
А ты сам видел врата? Нет? Конечно, нет. Гиперкорпы держат их под охраной. Не так, как в дикой дикой внешней системе. Конечно, Гейткипер Корп позволяет всем, кто желает рискнуть жизнью, и хотя бы чуть-чуть обучен, пройти через те первые врата на Пандоре. Правда, если тебе повезет вернуться, они получают права на все, что ты нашел на той стороне. Наверное, это шанс для андреналиновых наркоманов "храбро отправиться" и все такое.
Экстрасолнечные колонии - вот это да, новые горизонты. Ваш брат из внутренней системы так предсказуем в желании колонизировать, вести экспансию и владеть всем, будто вселенная создана для ваших богатых владык. Полагаю, ваши экстрасолнечные колонии отлично развиваются, учитывая количество бедняг, отправленных туда и попавших в вашу кабалу за предоставленные тела. У вас, наверное, большие планы построения галактических империй. Мы. Трансчеловечество. Галактическая цивилизация.
Ну, как минимум, галактические бомжи. Это стало понятно, когда явились суровые стражи перекрестков и предупредили, чтобы мы не совались в То, Чего Быть Не Должно. Может быть факторы говорят правду, может они и правда послы инопланетного космического альянса, которые хотят спасти нас от Запретной Технологии... в курсе? Той самой, на которой мы уже обожглись и от которой не собираемся отказываться. Подумай о данных ими Двух заповедях - "не создай самосовершенствующийся ИИ" и "не пройди вратами Пандоры". Опа! Думаешь, они знают? О том, что случилось с ТИТАНами? Что мы не знаем, куда они делись и как-то опасаемся узнать? Конечно, они знают, что мы использовали врата и расселились подальше, чем наше захолустье. Не этого ли они боятся? И почему мы вообще слушаем то, что нам говорит высокоразвитая колония плесени?
Риск - цена прогресса, так? Давай начистоту, нам нужна надежда. Нам нужна новая Земля, взамен той, что мы уничтожили. Место, где мы снова сможет плодиться как кролики и снова разгромить все к хуям. Нам надо знать, что мы можем выйти за пределы Солнечной системы, потому что сейчас нам здесь тесно; мы чувствуем, что нас слишком легко поймать в ловушку и уничтожить, если ТИТАНы, когда-нибудь вернутся. Нам надо знать, что у нас есть будущее. Надо знать, что мы можем сами его построить. Что мы сами себя не подведем.
Это доказали Потерянные. Цель была благородной - ускоренно довести целое поколение детей до взрослого состояния. Но в процессе был изъян. Взять форсированно выращенные клоны, воспитать их в виртуальной реальности, и засунуть их во взрослые тела, после того, как они прожили всего несколько лет объективного времени, но более восемнадцати лет субъективного? Целое детство в котором компанию им составляли только они сами и ИИ. Тут любому крышу нахер снесет. Эксперимент был масштабным, но он провалился, и воспоминания об этом провале живут среди нас.
И это мы, во всей нашей славе. Десять лет прошло после Падения, а мы все та же сломленная, ссорящаяся шваль, под надзором слизняков, побитая заносчивым софтом, и оставшаяся своим самым худшим врагом. Мы распространяемся все дальше от дома, которого у нас больше нет. Нас осталось мало и становится меньше с каждым днем. Кто нас спасет? Чаще всего мы сами то себя спасать не желаем. По крайней мере так это выглядит.
Но мы если мы себя не спасем, будущее не наступит. А лично я прожил слишком долго, и хуй я теперь сдамся! Ты, я - мы практически бессмертны. Нас ждет целая вселенная. Глупо будет ее не увидеть.
Отправить комментарий