среда, 13 февраля 2013 г.

Кай (легенда персонажа)



Юноша шёл на юг, по бесконечным просторам заснеженной пустыни. Лёгкая поземка заметала за ним следы, свирепые белые волки провожали его равнодушными взглядами. Даже старый ледяной тролль, исполнявший свой смертельный танец, над только что забитым мускусным быком, обратил на него не больше внимания, чем на сноп снежинок, несущийся по воле злого северного ветра. Впрочем и юноша не удостаивал взглядом коренных обитателей крайнего севера, взглядом в котором легко читалось бесстрашие и равнодушие. Казалось ничто не может поколебать эту уверенность в своих силах, однако,  какая то мысль, а может воспоминание, словно заноза заставляла его морщиться и беспокойный огонёк досады пробегал в его свето-серых,  холодных глазах. Но все ненужные мысли он отбрасывал, и вновь его лицо становилось бесстрастной маской, на которой порой играла странная, нечеловеческая улыбка: Я должен быть: "а" холоден, как снег, "б" - тверд, как лед, и "в" - быстр, как снежный вихрь. Вперёд и не оглядываться.
Лишь во сне, порой, его губы шептали чьё то имя, и тогда он улыбался совсем по другому.

Девушка спешила на север, очень спешила. Снег скрипел, выл и стенал под её лыжами, серебренными искрами разлетался в разные стороны. Волки скулили и поджимали хвосты, старый ледяной тролль, в бессильной злобе, заскрёб громадными когтями по валуну, заурчал глухо, но приблизиться не рискнул. Ей были нипочём пурга, мороз и все чудовища севера ибо в груди её билось горячее бесстрашное сердце.
"Потерпи ещё немножко, я уже близко."
Вот и цель, всё почти так как и говорила старая Туйллике, прекрасный ледяной чертог и... ни как не вяжущийся с этим строгим, устремлённым в высь строением, снеговик с сосулькой вместо носа, у самого входа. Девушка улыбнулась ему, словно старому знакомому и вошла.
Изнутри чертог был гораздо меньше, нежели казался снаружи и больше напоминал скромный храм, чем чьё либо жилище, в нём не было и признаков какой либо мебели или утвари и лишь у стены противоположной входу возвышался ледяной трон. А у подножья его из плоских льдинок, было выложено одно единственное слово: "ВЕЧНОСТЬ".
Словно чья то злая, холодная рука сжала сердце нашей героини. Сражаться было не с кем, и не за что и ... очень хотелось плакать. До боли сжав кулаки, она подскочила к трону, пинком расшвыряла, красиво сложенные льдинки... которые, вдруг, зашелестев обратно по полу,  сложились прямо у её ног в два слова: "Ты опоздала".
Отправить комментарий