Хинивен (легенда персонажа)

В связи с активным началом новой Кампании решил таки опубликовать свою легенду. Это возрождение моего старого персонажа под новой системой, но с заметными изменениями.
Язык местами плохой, местами просто отвратителен, легенда еще не закончена, но что есть, то есть


Мир живет быстро.
В Мире строятся дороги, города, создаются и распадаются Империи...
Звездный Двор живет медленно.
Настолько медленно, что поздравление с коронацией нового Императора от Королевы может прийти его внуку.
Настолько медленно, что Серебряная, Серая и Светла Ветвь отошедшие в Мире друг от друга многие сотни лет тому назад, для Двора до сих пор остаются детьми одного Рода. Хотя не так давно, лет пятьдесят-сто назад и во Двор проникло слово “Осколки”.
Настолько медленно, что архитектурная комиссия Двора, в данный момент занимающаяся строительством новых летних палат Королевы спустя 73 года после создания смогла решить важный вопрос о месте, где эти палаты нужно строить, и придворные строители смогли наконец-то высадить саженцы, которые скоро превратятся в высокие шпили очередного украшения Двора.

И дело тут не в продолжительности жизни. Те же дети демонов живут не сильно меньше остроухих, а век разумных истуканов теоретически не ограничен. И не в том, что эльфы могут десятилетиями растить свои дома, подгорные коротышки тоже куют лучшее оружие и доспехи годами. А в особом отношении к жизни.

Куда торопиться, когда каждая минута жизни - прекрасна. Зачем делать что-то быстро, когда можно заниматься любым делом наслаждаясь каждым мгновением процесса.

Как создаются людские луки? Один человек идет в лес, находит подходящее дерево, срубает его, долго (несколько месяцев) сушит его и продает заготовку, которую он считает результатом своего труда, другому человеку. Тот рубанком или ножом срезает лишнее, придает заготовке форму и лук готов.

Как создаются эльфийские луки? Мастер идет в лес, разговаривает с деревьями, находит то дерево, которое готово отдать свой побег. Побег растет под наблюдением Мастера, под его ласками и уговорами приобретает необходимую форму. В нужный момент дерево перекрывает ток соков, побег высыхает обретая гибкость и твердость. Дерево освобождает побег от своих уз и тот падает в руки Мастера. После этого Мастер не торопясь выглаживает будущий лук, своими тонкими пальцами убирает лишнее и полирует поверхность. Через какое-то время лук, впитав в себя любовь и силу материнского дерева, Леса, Мастера - готов. Мастер начинает учить лук, объясняя и направляя. Лук готовится стать оружием, учится чувствовать ветер, учится передавать свою силу стрелам. И только когда через несколько лет, а может быть и десятилетий бывший росток становится грозным оружием Длинным Эльфийским Луком слава которого гремит в Мире уже несколько тысячелетий, его передают Воину.

Но вся беда была в том, что эльфы были единственной расой в мире наделенные этим качеством.
Другие расы живущие рядом с остроухими, находили эту черту эльфов раздражающей, что даже было причиной, нескольких войн, когда молодые народы пришли в этот Мир и были вынуждены делить его с эльфами.

Так дальше продолжаться не могло, ибо войны отвлекали Двор от других дел, не менее прекрасных, чем война, но намного менее суматошных и бестолковых.
Чтобы сгладить недопонимания между Звездным Двором и Миром и была образована Оправа. Оправа Короны - тайная служба Звездного Двора, совмещающая в себе функции дипломатической службы, внешнеторгового ведомства и разведки, единственная эльфийская официальная служба.
В Оправу отбирались, или сами приходили, те эльфы, чья жизнь текла значительно быстрее общего Потока Времени Звездного Двора. Не настолько суматошные, как остальные жители Мира, они тем не менее жили и относились к времени, сравнимо с ними. Если вы договаривайтесь о встрече с эльфом Двора, возможно вам придется подождать пару-тройку лет, до момента, когда вы смогли бы обсудить все условия абсолютно необходимые для выполнения в преддверии встречи. Если вы договариваетесь о встречи с эльфом Оправы - вероятно, что встреча состоится даже на этой неделе, а если и придется подождать эльфийскую делегацию, то не более чем три-четыре часа.

Несмотря на то, что в Оправе относились к времени более “бережливо” - процесс обучения и подготовки агентов был обставлен со всей эльфийской обстоятельностью.
Десятилетие первоначального обучения в Академии Оправы, пятнадцать лет свободной практики и еще десятилетие Специализации - составляли первую ступень обучения.
И хотя быстроживущим кадетам Оправы столь длительный процесс обучения не был особенно в тягость, сказывалась эльфийская кровь, но Хинивен испытывала определенное облегчение отправляясь в первую свою свободную практику.

Хини поправила седельные сумки, перехватила поудобнее лук и легко вспрыгнула в седло. Оглянувшись на опушку Королевского леса, она махнула рукой провожавшей ее Агираэли:
- Не грусти, сестренка! Я вернусь к твоему выпуску!
Агираэль, предстоявшей продолжать обучение в Звездном Колледже еще 12 лет, так как в отличии от подруги выбрала более соответствующую для отпрыска Великого Дома карьеру, помахала в ответ. Искры сорвавшиеся с тонких пальцев озарили утренний сумрак.
Хини улыбнулась и дала лошади шенкелей. Застоявшаяся Звездочка всхрапнула и прыжком перейдя в галоп, легко понеслась в сторону уходившего по дороге в сторону Согласия посольства.

***

- Курсант! Это залет! - хотя начальник курса цедил эти слова глядя поверх головы Хини, они громом раздавались в ее голове, - вы будете подвергнуты дисциплинарному взысканию четвертой ступени...
Весь строй курсантов напрягся, самовольное покидание расположения Академии не было таким уж редким нарушением, и ранее курсанты отделывались взысканиями седьмой-шестой ступени, а четвертая ступень - это уже серьезно, не вторая конечно - простое отчисление, и уж тем более не первая - отчисление с приданием суду, но серьезно.
- Перед вечерним разводом явится ко мне в кабинет для получения взыскания, ну а пока... вы знаете что делать, - тяжелый взгляд начкурса уперся в кучу метел и скребков.
- Курсант Хиаэливиаэль, встать в строй.
Хини повернулась и с закушеною губой и еле сдерживаемыми слезами вернулась в строй. Это было не справедливо! Она предупредила колонеля о том, что ей необходимо быть на Дне рождения принцессы Агираэль, но, не смотря на то что у курса не было учебных заданий, ей запретили. Ей просто не оставили выбора!
- Курс! Равняйсь! Смирно!
- Вольно! Разойтись! - колонель Хаэльдар развернулся и отправился к шпилю административного здания возвышавшемуся рядом с плацем где находилась его кабинет. Курсанты разобрали инструмент и принялись за уборку.

- Ну что скажешь? - принцесса Кэйраэль, Начальник Академии Оправы Короны, третья дочь Королевы поправила ветви серебряного плюща закрывающих окно кабинета начальника курса и повернулась к колонелю.
- Быстрая. Слишком быстрая даже для нас. Сначала делает, потом думает. А может уже и не думать за ненадобностью.
- Молодая, пообтешется.
- Надеюсь, Ваше Высочество.
Принцесса чуть наморщила носик. Ей, старому воину, придворные расшаркивания были не слишком привычны, не то что старшим сестрам.
- А вообщем как?
- Лучший стрелок курса, следопыт - посредственный, маг - полный ноль. Боец. Чистый боец. Но не глупа, воспитана, неплохо держит Нить Беседы, есть шанс что перерастет свой лук.
- Как наказывать будешь?
- Отчислю на полгода и загоню в Орочью Сторожку. Там непонятное шебуршение намечается, следопыты северных кланов просили нашего инспектора прислать.
- Нормальный ход. По учебе не отстанет?
- Будет меньше спать - не отстанет. Восстановлю как раз к экзаменам, посмотрим как выкрутится. Кэй, можно вопрос?
Начальник Академии повернулась к старому боевому товарищу и вопросительно уставилась на него.
- Почему ей так много внимания?
- Видишь ли, Дар, Королева не вечна, как бы нам этого не хотелось. Ее место займет наша старшая - Элинеэль. Но это ты знаешь сам. А теперь подумай кто займет ее место, и сопоставь с тем на чье День рожденье ты не пустил своего курсанта.
Тень недоуменного понимания мелькнула по лицу полковника:
- Это будущий начальник Академии?
Принцесса усмехнулась:
- Бери выше, Оправы. По крайней мере тетушке Лотанариэ нравится эта идея. Если наберется ума и опыта и не сгорит раньше времени. И да, колонель, это между нами.

***

Хини “текла” по вечернему лесу. Не приминая травы, не задевая веток, не спугивая лесную живность, которая занималась своими делами готовясь ко сну, она легко бежала буквально скользя над землей. Внезапно, ее взгляд зацепился за надломанную ветку. Хини остановилась, присела на корточки, рука медленно потянулась к колчану. Что то было не так. Серые, в чьих владениях она находилась, не могли так наследить. Она прислушалась, звучания леса было почти привычным, только впереди, ярдах в трехста, там где на полянке находился небольшой родничок, обихоженный патрулями серых расстилалось пятно тишины. Поднявшись, Хини двинулась в направлении поляны, забирая чуть левее. Выйдя к опушке, с закатной стороны, она заметила непрошенных гостей. Трое свободных заканчивали свой привал собираясь двигаться дальше. Хини замерла, обдумывая, что делать дальше. Вернуться к Сторожке и предупредить патрули серых было самым правильным решением, но туда-обратно - четыре часа хода и что за это время успеют сотворить свободные неизвестно. Проследить за ними? Хини понимала, что хотя ей далеко до совершенства серых, свободных на марше она не потеряет, но помешать в случае чего в ближнем бою свободным она не сможет. Приняв решение, Хини наложила первую стрелу на тетеву.

Орк закончил наполнять флягу и потянулся, в тот же момент широкий срезень перерубивший ему горло до позвоночного столба отбросил его на спину. Вторая стрела с массивным граненым наконечником вонзилась в затылок второму свободному. Предводитель орков, старый опытный воин, с иссеченым шрамами лицом откатился в сторону, и подхватив лежащий у костерка ятаган, рванулся в сторону опушки откуда неслась смерть. Первую летящую в него стрелу он почти отбил, рубанув перед собой ятаганом на одном зверином, орочьем чутье. Запах зеленоватой крови, его крови, брызнувшей из раны на плече привел его в иступление. Взревев, он не разбирая дороги, через густые кусты шиповника, бросился к лесу, где скрывались обидчики. Следующую стрелу он уже не почувствовал. Пробив вощеную кожу доспеха она впилась ему в грудь. Пробежав уже мертвым несколько шагов орк завалился в кусты.

Хини опустила лук и свободной рукой заправила непослушную прядку за ухо. Все прошло как по нотам. Слегка расслабившись, она шагнула к поляне. Эта расслабленность ее и подвела. Четвертый, незамеченный ею ранее, свободный, в момент нападения видимо отошедший с поляны на разведку, молча с оскаленной мордой прыгнул на нее из-за куста можжевельника уже вскидывая ятаган. Времени на выстрел не оставалась. Подставляя под удар свободного темную, отполированную ее руками и руками мастера древесину лука, Хини рванула из ножен меч.

Хини с трудом поднялась с колен. Азарт схватки схлынул, оставив после себя усталость и пульсирующую боль в раненой ноге. Кровь уже запеклась под действием зелья, но ступать на ногу было тяжело. Коря себя за беспечность, эльфийка подняла меч и осмотрелась. Последний свободный прайда лежал, зажимая живот руками удерживая кишки, и молча с ненавистью смотрел на нее. Шагнув к нему, Хини коротко кивнула отдавая последние почести опасному противнику и взмахнув мечом прекратила его мучения. Подняв расколотый могучим ударом лук, слегка пошатываясь, двинулась к поляне. Предстояло разобраться, что же тут делали свободные.

Все вопросы отпали, когда в большой, плотно закрытой корзине, среди кусков разлагающейся плоти и преющего орочего помета копошилась подросшая личинка старшей неоги. Свободные шли к Зеркальному Озеру, по берегам которого сохранились уже заброшенные входы в лабиринты серебряных. Если дать этой паскуде вырасти и размножится, через пять-шесть лет неоги добралась бы до обжитых городов подземного народа. И если бы оркам удалось сохранить свой поход в тайне, недовольство серебряных вызванное появлением тварей выплеснулось бы на серых, и в результате обязательно бы докатилось до подножья трона Королевы, расширяя трещину между Ветвями. Закрыв корзину Хини села на кочку, положив меч на колени и достав амулет подаренный ей на совершеннолетие подругой крепко сжала его в ладони.

***

- … А потом мы пойдем в Паучий Храм... Давно там высоких не было, со времен Войны за Наследство... Приносили их паучкам, таких тепленьких, таких беспомощных, - дроу со спутанной гривой белых волос мерзко захихикав отвела свой безумный взгляд от подруг и уставилась перед собой перебирая четки из крысиных черепов.
Эта поездка не задалась сразу. В течении двух суток с того момента когда их встретил патруль серебренных девушкам было сказано не более двадцати слов, большая часть которых были “ждать”, “идти”, “привал”, да и то в большинстве ситуаций встречающие обходились жестами. Когда они достигли Сардагада (один из городов дроу под Королевским лесом), патруль молча провел их до дверей одной из келий и также молча, знаком приказав ждать, удалился.
В этой келье подруги и встретили свою собеседницу.
Невысокая сгорбленная дроу, закутанная в потрепанную накидку младшей послушницы Ллолт встретила их мерзким хихиканьем. Усадив девушек за стол стоящий посреди центральной комнаты кельи, она уселась рядом и, периодически окидывая эльфиек безумным взглядом бардовых глаз, завела “развлекательную” беседу.
- Для того чтобы подготовить хорошего паучка-охранника его надо кормить свежей плотью... хи-хи... не часто... раза-два в год... Паучки очень любят плоть верхних... но верхняя плоть редко у нас бывает... только во время войны... как жалко что войны бывают так редко... хи-хи... Но вы же сами пришли. Сами? А когда поставки сверху приостанавливаются, нам приходится делится с паучками своей плотью. Эта большая честь... хи-хи... Как я вам завидую...
В этот момент дверь в келью распахнулась. Агираэль и Хинивен непроизвольно вздрогнули. В распахнутой двери стояла изящная дроу среднего роста так же одетая в накидку младшей послушницы, но в отличии от той что носила принявшая девушек чистую и не рваную.
Эльфийка обвела келью взглядом и расхохоталась:
- Ой, Танка! Опять новичков разыгрываешь? Иди собирайся, нас через полчаса ждет мать-настоятельница. И выкинь уже эту тряпку.
- А еще по праздникам мы готовим суп из высоких эльфиек, - скрипучий голос под конец этой фразы внезапно сменился звонким веселым смехом, и сгорбленная растрепанная карга мгновенно преобразившись в миловидную молодую дроу вскочила и вприпрыжку унеслась за занавеску.
- Я Макхавара, а это чудо - Танкхавран. Не обижайтесь на нее, она так над всеми новичками издевается. Что поделать тяжелое детство, каменные игрушки...
Вылетевшая из-за занавески, где видимо была ванная комната, мокрая губка попала Макхаваре в лицо прервав ее фразу.
- Я тебя утоплю! - с криком, вытирая мокрое лицо от мыльных подтеков, дроу рванула за занавеску.

Танкхавран змейкой скользнула к краю уступа и через какое-то время жестом подозвала к себе Хини. Та осторожно приблизилась и осмотрелась.
Перед ними расстилалась большая пещера с подземным озером у одной из стен. На берегу озера, на высоком камне стояла замерев паучиха, размером с небольшого теленка, с занесенной над водой передней лапой. Резкий удар, брызги, и вот над гладью озера, пробитая острым когтем затрепетала большая рыба. Арахна подтянула ее к себе, опутывая рыбу в кокон, потом взмахнула лапой, бросив добычу в угол пещеры и споро заковыляла туда же.
Танка повернулась к Хини и зашептала:
- Это Старая Мара, пойдем я вас познакомлю.
Покуда девушки спускались, дроу продолжила расказ:
- Она совсем уже старая, лет пятьдесят наверное. Сейчас у нее маленькие, она всех самцов разогнала, чтоб не раздражали. Те конечно ей еду притаскивают, но Мара сама порыбачить любит, вот и поселилась рядом с озером.
Приблизившись к дремавшей арахне девушки остановились. Паучиха открыла глаза, хелицеры ее заходили, тягучая остропахнущая капля секрета скатилась с одного из коготков.
- Иди, - Танка подтолкнула эльфийку в спину. Хини сделала пару шагов и снова остановилась. Мара подняла переднюю лапу, которой только что поймала рыбу и царственным жестом протянула ее девушке.
- Погладь ее, она любит.
Хини осторожно погладила лапу с выцветшими от времени волосками. Прикосновение оказалось неожиданно приятным. Паучиха вновь закрыла глаза, продолжая держать лапу рядом с Хини все время пока она гладила ее.
Подошедшая дроу присела на корточки и внезапно поднырнула под тушу паучихи. Через пару секунд она вынырнала оттуда и протягивая к Хини обе руки:
- Гляди какая прелесть!
На ладонях дроу сидел паучек глубокого синего цвета размером с кулак и смешно шевелил лапками.
- Можно? - одними губами спросила девушка.
Танкхавран улыбаясь кивнула. Хини осторожно протянула руку, паучек еще быстрее зашевелил лапками, потом, видимо решив, что ей можно доверять, завалился на спину подставляя под ласку брюшко.
- Хочешь я тебе подарю его?
Хини прыснула, представив себя с подросшим до размеров собаки паучком на прогулке в Королевском лесу. Танка захихикала. Мара, приоткрыв глаза, неодобрительно покосилась на девушек.

Гулкий стон набатного колокола проникал в самые потаенные уголки обычно тихого как склеп Сардагада. Девушки вырванные ударом колокола из состояния ночной медитации выскочили из спальни в общую комнату. Туда же выскочили обе дроу.
- Что это? - встревожено спросила у хозяек Агираэль.
Макхавара подхватила свою сумку и сумку принцессы бросилась в коридор ответив через плечо на ходу:
- Беги за мной.
Хини направилась за ними.
- Ты со мной, - Танка уже надела свою сумку и стояла протягивая ей лук. Взяв лук и на ходу схватив колчан со стрелами стоявший рядом со входом Хини выскочила вслед за дроу из кельи.
Они бежали по коридорам, суетящегося как растревоженный муравейник города. Куда-то спешила стража, бежали к Храму послушницы, в одном из коридоров промелькнула стайка детей ведомых воспитательницами в сторону центра. Пробежав по верхним галереям Центрального Зала, девушки нырнули в боковой коридор, потом еще в один выбежав на гранитную набережную Аргаханги, подземной реки пересекающей Сардагад. Пробежав по еще одному темному коридору, они выскочили в маленький зал, заросший большими светящимися во тьме грибами, оканчивающийся широким проходом в огромный зал. У входа несколько мужчин-дроу готовились к бою. Танка подскочила к ним, и остановившись перед одним из воинов слегка наклонила голову. Это были воины Серебряных Дюжин, элитной храмовой стражи Ллолт. Воин, которого поприветствовала эльфийка, быстро оглядел их и удовлетворенно кивнул. Жестом подозвав к себе Хини, он показал ей на другую сторону большого зала. Хинивен давно заметила, что дроу которые могли разговаривать и смеяться в своих покоях, в подземельях предпочитали общаться жестами. Видимо сказывалась осторожная привычка тех времен, когда дроу были еще не самым страшным кошмаром Верхнего и Среднего Подземья. На той стороне зала, у пролома в каменной стене замерла оглядываясь маленькая зеленая фигурка в набедренной повязки из облезлой шкуры. Кобольд.

Начальник Дюжины ткнул пальцем в кобольда, провел им по своему горлу и кивнул на лук эльфийки. Луки дроу, сделанные в отличии от луков поверхностных эльфов не из дерева, а из кости и иногда с элементами из камня, по мощи боя не уступали лукам верхних, но при меньших размеры, для удобства обращения в замкнутом пространстве, имели меньшую дальнобойность.
Хини кивнула и вскинула лук. Разведчик сбитый длинной стрелой в судорогах заскреб лапками по полу. В этот момент часть каменной стены рухнула и пещеру густо посыпались кобольды. Завывая и потрясая кривыми копьями и маленькими, будьто сделанными неумелыми руками ребенка, луками они бросились к эльфам. Хини рванула из колчана следующую стрелу. Целится не было необходимости. Через мгновение к длинному луку собирая жатву среди маленьких уродцев присоединились короткие луки дроу. Еще через мгновение воздух вокруг эльфов загустел - в бой включилась Танка, прикрыв воинов щитом. И еще через мгновенье в ответ полетели стрелы кобольдов.

Когда колчаны эльфов опустели до нападающих оставалось несколько ярдов. Эльфийка вытянув меч из ножен вслед за воинами Дюжины прыгнула вперед и полоснула первую подбегающую к ней тварюшку. Закипела рукопашная. Эльфы многократно превосходи мастерством и снаряжением нападавших, но тех было слишком много. Тыкая в разнобой короткими кривыми копьецами, кобольды умирали, но то тут, то там умудрялись задеть обороняющихся. Сражавшийся по правую руку от Хини воин серебряных запнулся, получив на замахе брошенным копьем в подмышечную впадину, и завалился на спину. Эльфийка пинком отбросила кобольда, который вереща прыгал вокруг нее с обломанной палкой вместо оружия и заступила на место упавшего, давая время подружке оттащить того в безопасное место и оказать ему помощь. Бой продолжался еще несколько минут, потом кобольды побросав оружие врассыпную бросились назад. И хотя их оставалось не более полутора десятков, сил преследовать их у оборонявшихся не было. Обильно политые своей и чужой кровью эльфы обессилено опускались на пол.
Отправить комментарий