вторник, 3 апреля 2012 г.

Империя: информация к размышлению

В который раз за утро, Кихан вертел в руках и рассматривал бахтозащитные очки, последний писк имперской моды. Вот, казалось бы, мелочь, а удобно, и народ в очередь выстраивается, последние медяки отдает. Кихан попытался представить мир в котором орочьи ментаты работают в полную силу, наполняя его своими технологиями и изобретениями. И, конечно, не смог. Однако, в этом он не сомневался, рано или поздно мир под их влиянием неизбежно изменится.



Под гигантским белоснежным тентом, откинувшись на спинку легкого бамбукового кресла, Кихан наслаждался прохладой и... одиночеством, с интересом разглядывая суетливую толчею орочьей ярмарки.

Орочий караван, длиной более двух миль, который постоянно и безостановочно курсировал между Эхгером и Бейн-Тореоном традиционно останавливался неподалеку от Арами-Гембер на месяц в самом начале лета. Рядом с имперской столицей за одну ночь, как всегда неожиданно, вырастал небольшой, тысяч на десять, городок из шатров и палаток.

Орочьи барыги драли втридорога, но покупателей цена никогда не отпугивала. Потому что здесь можно купить все, что угодно: друидские лекарства, зелья и стимуляторы, думбальские ковры, дворфовскую сталь, эльфийские луки, гномовский шелк, экзотические фрукты, вина, специи и яства, драгоценности, орочьи гаджеты и... туфенги.

Конечно, имперские законы в этот месяц никак не менялись и незадачливого покупателя "бдительные" аштэды могли посадить в кутузку с конфискацией... на пару часов, в худшем случае на ночь. Все-таки ярмарка, раз в году бывает.

Кихан сделал глоток глиса и посмотрел на просвет.

Голубоватый друидский напиток с серебристыми хлопьями был очень красив, вкусен и приятно расслаблял. "Хвала Пророку, что это запрещено," - подумал Кихан, - "Иначе я бы разорился." Бокал этого чуда обошелся ему в десять золотых.

Посетителей в этом открытом ресторане было немного. Цены, похоже, отпугивали даже самых зажиточных граждан. В дальнем углу сидел дворф, весь обвешанный золотыми цепями и знаками купеческих гильдий, и уныло ковырялся в каком-то странном блюде. Его охрана, равнинные эльфы, брезгливо косилась на яркую молоденькую эльфийку, которая изо всех сил строила глазки пожилому человеку в элегантному костюме на заказ.

"Можно подумать, все так и мечтают кого-нибудь из вас прибить," - покачал головой Кихан, подумав о дворфе, и сделал еще один глоток.

- Приветствую вас, уважаемый, - неожиданно приятный для орки голос прервал досужие мысли Кихана. Орка была одета в классический черно-белый думбальский хиждаб, но на груди на длинной цепочке висело двухдюймовое золотое кольцо - знак торговца (Исключительно для удобства клиентов. Кихан знал, что оркам знаки различия никчему.)

- Прошу прощения, что прервала ваши досточтимые мысли, да хранит вас Пророк, но в наши дни редко встретишь настоящего ценителя вин, - слегка поклонившись, орка глазами указала на глис, - Не сочтите за навязчивость, но смею ли я пригласить вас для беседы в свою скромную обитель?

- Я на службе, - у Кихана почему-то запершило в горле и он неловко прокашлялся, - Однако почту за честь.

- В таком случае, прошу за мной, - орка грациозно развернулась и плывуче направилась к пологу за стойкой, где гном-бармен, стоя на табурете, пытался привлечь внимание посетителей ловко жонглируя бутылками.

Кихан поймал себя на дурацкой мысли, что эта удивительно изящная орка неожиданно его взволновала, - "этого еще не хватало, Пекло меня забери."

- Прошу вас, - орка указала рукой на кресло покрытое шкурой пятнистого гризли, редкость даже в императорских покоях.

Орка взяла со стола хрустальный графин с глисом и близко подошла к Кихану, - "Позвольте мне наполнить ваш бокал."

Он изо всех сил постарался, чтобы его рука не дрогнула. Ментата, а он уже не сомневался, что это именно она, видимо заметила его напряжение, - "Не волнуйтесь, неприятных последствий не будет. Вино ферментировано и отфильтровано. Мы слегка улучшили друидский рецепт." Она улыбнулась и, странное дело, улыбка эта Кихану понравилась.

- Вы хотели нам что-то сообщить? - перешла к делу орка.

- Да, - произнес Кихан, сделав глоток, - Дело в том, что два дня назад дамир-хан встречался с Императором. И тот весьма нелестно отозвался о нашей службе.

Ментата ждала и Кихан продолжил.

- Нелестно звучало примерно так, приношу извинения за грубый язык: "Вы кучка ... дармоедов! В Новом Свете прямо у вас под носом работает орочий сталкер, а вы ушами хлопаете! И кто мне об этом докладывает!? Не Разведка, в которую мы вкладываем невообразимое количество золота ежегодно, а верная Храмовая Стража! Хорошо, что у нас есть хотя бы они, последняя опора Империи!"

Кихан помедлил, сделал глоток.

- К счастью, у моего патрона были неотложные дела, поэтому на отчет по этой проблеме у меня есть еще один день.

"Возможно, последний в моей жизни," - мысленно добавил Кихан.

- В искусстве замечать очевидное Хайкели Кешик нет равных, - улыбнулась орка, - однако истина гораздо сложнее и совсем не очевидна, не так ли? Попробуйте сказать правду.

- Какую? - осторожно спросил Кихан. По личному опыту он знал, что факт, с точки зрения ментата, есть "удобная интерепретация наблюдаемых событий", а с учетом теории о том, что наблюдатель влияет на события самим фактом наблюдения... В общем, полная ... метафизика. Поэтому иногда лучше просто спросить.

- Для начала неплохо напомнить, что проект по созданию сталкерской бригады на базе войск особого назначения был одобрен и подписан Императором.

Кихан согласно кивнул.

- Силами СВК и Армии были проведены успешные рейды противодействия с целью захвата командиров сталкерских бригад и их последующей перевербовкой.

Орка сделала небольшую паузу.

- Однако за два месяца до высадки самый перспективный командир, который уже практически подготовил имперскую сталкерскую бригаду, попадает в тюрьму и ему грозит смертная казнь. Вы не находите странным тот факт, что обвинителем является Хайкели Кешик, а единственный защитник Ноэра, ардашир службы противодействия, внезапно умирает от сердечного приступа в расцвете сил? - орка сделала паузу, - Якобы от сердечного приступа. Потому что официального заключения от имперского коронера почему-то пока нет.

Кихан задумался. "Да, это должно сработать." Ему было немного жалко ардашира - хороший мужик, соль земли, отец солдат. Но пришлось, такая работа...

- Поэтому вы, по личной инициативе, - орка тепло улыбнулась Кихану, - и, в силу природной скромности не требуя награды, освобождаете Ноэра, пользуясь своим положением. Естественно, исключительно в интересах Империи, не так ли?

Кихан согласно кивнул, затем поднялся и низко поклонившись произнес на ломаном орочьем, - Преклоняюсь пред изяществом ваших мыслей.

Орка слегка склонилась, принимая его неловкую дань уважения, и протянула ладонь. Для рукопожатия, по-мужски.

У выхода Кихан остановился.

- Вы позволите мне вопрос? Нет, два вопроса?

Орка подняла на него глаза, - Конечно. Спрашивайте.

- Зачем это все? - Кихан понимал и глупость, и тупость этого вопроса, но не задать его он не мог.

- Ну как зачем? Ноэр же там? - орка подмигнула, - А какой второй вопрос?

Кихан замялся, но увидев искорки в глазах орки осмелел и спросил самое главное, - "Мы ведь еще увидимся?"
Отправить комментарий