четверг, 8 декабря 2011 г.

Эхо Пламени - Император Азшад (зарисовка 2)

Стремительно рассекая вечный полумрак дворцовых коридоров Его Императорское Величество Азшад Второй, Сын Дракона, Великий Ашавана и прочая возвращался в свои покои. Сумрак жалко жался по углам, отступая перед светом факелов в лапах лейб-гвардейцев следовавших на полтора шага позади своего Императора. У распахнувшихся дверей Центральных Палат, Азшад жестом приказал караулу остаться снаружи. Пройдя через пустую Малую приемную, Агатовую Гостиную, он повернул на право через Короткий Коридор и достигнув своей цели ничком рухнул на императорское ложе в Вечерних Покоях.

Через пару минут, перекатившись на спину, он начал стаскивать с себя церемониальную одежду пропитанную смолой Жаркого дерева. Смола давала церемониальной ткани шанс пережить Восшествие на Трон Пламени, но придавала сшитой из нее одежде сложнопереносимые "потребительские" свойства. Ткань не "дышала", плохо гнулась, натирала даже чешуйчатое тело, в ней было жарко летом и холодно зимой, но она не горела. Совсем не горела. А значит, вставший с трона Император, представал перед своими подданными не голым в клочках сажи от только что сгоревшей одежды, а во вполне приличном виде. Представивший себя в таких обстоятельствах Азшад усмехнулся и голым, но без следов сажи, по ковру из шкур инеестых волков проследовал в уборную. Дернув золотую ручку душа, он с наслаждением поднял разгоряченную морду навстречу хлынувшим с потолка прохладным струям.
Через пять минут, довольно урча, Император вернулся в Покои. Отряхнувшись, как мокрый котенок от капель воды, не одеваясь, цокая когтями по гранитному полу, он подошел к потайной двери. Если представить себе ситуацию, в которой в Императорских палатах оказались бы посторонние, они не смогли бы обнаружить данную дверь даже пристально осматривая стены. Войдя в абсолютно круглую комнату диаметром ярдов пять, Азшад сделал шаг и замер, стоя на белоснежном мраморе пола. Черно-красный кулирский мрамор стен смыкался куполом на высоте в три императорских роста. Промолчав положенные по ритуалу 30 капель клепсидры, он сделал еще один шаг, наклонился и нежно дыхнул. Ласковое пламя согрело огромное обсидиановое яйцо стоявшее на кованном мифриловом треножнике в центре часовни. Отдав таким образом должное Дыханию Матери согревающему Первое Яйцо, Император вышел и запер дверь за собой. На краю ложа уже лежала приготовленная одежда.

- Спасибо, малыш, - произнес он. Довольная мордочка кобольда скрылась за тяжелыми занавесями отделявшими помещения слуг.

Облачившись в свободную блузу из паучьего шелка, удобные штаны и камзол из эльфийской древесной ткани, очень напоминающей лен, но стоящей в сотни раз дороже, и высокие, по колено сапоги из кожи василиска, Азшад на минуту задумался.

Приняв решение, он подошел к прикроватному столику и стукнул по рычажку Говорилки:

-Ужин не надо. Поужинаю у брата. Готовьте выезд, я выхожу, - и направился к выходу из Палат

Отправить комментарий