Легенды персонажей: Алис Ка Кэрхан (Драконорожденный/скальд)

Капитан Второго Лейб-Гвардейского Штурмового Легиона "Гранитные Единороги" Алис Ка Кэрхан закончил полировать серебряного "Бешенного Варана" (Высший Боевой Орден Империи "Честь Дракона" II степени), защелкнул весьма массивную "побрякушку" обратно на колодку и потянулся. Сквозь небольшое окно каптерки пробивался тусклый свет. Очередная бессонная ночь осталась позади. Штурмкапитан с трудом встал. Опять разболелось колено.
Тогда, во время "замирения" Дикой Пустоши, на третий день штурма, когда уже казалось, что силы Империи потерпели в этой операции поражение, в бой пошли штурмовики. В воздухе господствовали виверны противника, из строя был выведен каждый второй орнитоптер летунов, поэтому Второй Легион шел в бой по старинке, пехом, бегом, ползком, без поддержки с воздуха, без артиллерийской поддержки, но шел. В результате отчаянного штурма легионеры смогли ворваться на левую куртину. Все резервы некромантов были брошены на то, чтобы ликвидировать прорыв. Бой шел непрерывно, несколько часов. Некромантские твари к тому моменту перемололи почти весь Третий Штурмовой Полк ушедший в прорыв, и Легиону отчаянно нужно было время на перегруппировку. В бой пошел молодняк из манипулы охранения. Молодой штурмлейтенант, как потом будет написано в наградном представлении "несмотря на тяжелое ранение, гибель всех своих боевых товарищей, силой своей смелости и оружия" в течение почти сорока пяти минут в одиночку удерживал тот кусочек стены, который позже назовут "плацдармом прорыва". Этих минут и не хватит впоследствии армейским медикам, чтобы полностью нейтрализовать яд, растворявший кости и отравляющий штурмовика. Легион своих не бросает, особенно тех, благодаря которым уже вроде бы проигранная компания была вырвана из пасти Костяного Дракона. Все, что смогли сделать медикусы - "стабилизировать" состояние. Непрерывно кричащего от боли и находящегося без сознания Алиса адмиральским элементолетом доставили в столицу Империи, где его здоровьем занялись личные императорские маги. Естественно для простого солдата, будь он трижды героем, такая ситуация сродни Полета на Драконе, но Адмирал Легиона приходился Императору племянником. А так как подвиг Алиса, спас Адмиралу Цвет Гребня автоматически превратив Кэрхана в Держателя Чести, командующий штурмовиками упросил дядюшку принять деятельное участие в спасении молодого отрока рода Кэрханов. Полную подвижность ноги восстановить не удалось, но когда после 7-ми месячной комы Алис пришел в себя, он с удивлением обнаружил на месте все свои конечности, хотя явно помнил, как почти полностью оторванная чуть выше колена правая нога мешала ему поменять позицию. Ранение и последующее нахождение на пороге царства Костяного Дракона, несмотря на все старания магов, не прошли даром. Вдобавок к неподвижной ноге, организм Алиса не смог полностью восстановиться от отравления. Он заметно ослаб, потерял былую подвижность. Черты лица заострились, приобретя "излишнюю" для боевого офицера изящность.
Он готовился к комиссованию. В первый же день возвращения в Легион, вызванный перед строем, лейтенант уже мысленно прощался с боевыми товарищами. Присвоение очередного звания уже убер- штурмлейтенант воспринял как прощальный подарок, и не поверил своим ушам когда был зачитан приказ о Навечном Зачислении. Алис стоял и оторопело молчал, пока Адмирал закреплял "Бешенного Варана" на мундире. Он бы молчал и дальше, изумленно глядя перед собой, но чушь слышное покашливание командира привело его в чувство.
- Вива Император! - голос чуть позорно не сорвался в конце фразы.
- Вива! - торжественный рык Легиона открыл новую страницу жизни.


- Фрэд!
- Чего тебе? - с полатей выглянула заспанная зубастая мордочка.
- Мундир убери, и завари птицемлечника, - Алис прикрутил лампу.
- Опять разболелась? - кобольд спрыгнул с полатей, воткнул ноги в разношенные сапоги, - Кровать опять не разобрана, не спал всю ночь?
Штурмкапитан отвесил легкий подзатыльник проходившему в этот момент мимо вестовому и проковылял к двери. Промозглый утренний воздух ринулся в помещение, выгоняя последнюю сонливость из каптёрки. Штурмовик присел на порожек открытой двери, вытянул ногу и достал трубку. Как по волшебству, рядом возникла большая парящая терпким паром кружка. Фред шебуршил по каптерке, наводя обычную дневную чистоту. Пробежал, буркнув на ходу приветствие Фил, второй вестовой, с парой жестяных вёдер наполненных водой (одно в чайник, другое пол мыть). Алис чиркнул зажигалкой, раскуриваю трубку, с наслаждением затянулся, выдохнул густой ароматный дым и потянулся за кружкой с отваром. Начинался новый день.
- Феликс где?
- На складах, - отозвался Фил, - вчерась под вечер пару контейнеров барахла привезли, вот он с утра туда и усвистал. К обеду обещался быть.
Через КПП проехал черный щегольский паромобиль с затемненными стеклами и с яркими золотыми эмблемами на блестящих боках. "Кошка в течке", привычно-презрительно обозвал Яростного Аурумворокса, эмблему Первого Лейб-Гвардейского Легиона, капитан: "А эти хлыщи что тут забыли?" В отличии от Второго Штурмового, Первый Лейб-Гвардейский был чисто парадным подразделением. Нет, конечно же, как и любого гвардейца, "аурумвороксов" превосходно готовили, по выучке они превосходили многие специальные подразделения армейцев, не говоря уж о подразделениях КОППа (Комитет охраны правопорядка), но они НИКОГДА за всю свою историю не принимали участия в боевых столкновениях.
Паромобиль заложил вираж по плацу и прокатил к штабу. Капитан еще раз затянулся:
- Фрэд, сгоняй к Деду, глянь, кто там прикатил.
Кобольд кивнул и затрусил в сторону штаба.
Алис поднялся, расправил ставший привычным за три года пустынный цвета охры с багровыми разводами комок и не торопясь поковылял по территории Базы к штабу.
Из штаба выскочил молоденький первого года службы лейтенант в отутюженной парадке и бегом, придерживая берет, побежал в сторону складов. Не добежав до идущего уставные четыре ярда, лейтенант перешел на строевой шаг и браво отдал честь:
- Господин штурмкапитан, разрешите обратиться?
- В кого? - поинтересовался Алис и заинтересованно уставился на опешившего лейтенанта. Тот достаточно быстро пришел в себя, только вспыхнувший гребень напоминал о смущении, и отрапортовал:
- Господин Адмирал приказал Вам немедленно явиться в распоряжение штаба.
- Ясно. Передай, что через часик буду.
Гребень лейтенанты вспыхнул вновь.
- Шучу, видишь, уже ковыляю...
В брифингзале, помимо Адмирала и его начштаба находилось еще трое: рослый минотавр в черном комбинезоне без знаков отличая и с явно не пустой разгрузкой, пожилой дварф, разодетый как преуспевающий столичный торговец и эльф без возраста, в сюртуке цвета сырой земли с воротником стоечкой. Эльф приобернулся в сторону вошедшего, надменно вздернул тонкую верхнюю губу, но заметив вышитый на левой груди Алиса профиль дракона с рунической двойкой представился и представил своих спутников согласно Устава:
- Убермайор Каэльниэль, капитан Ториволд, капитан Мильтиад.
- Лейбгвардия штурмкапитан Ка Кэрхан. А вы как я понимаю господа из СВК (Служба Внешнего Контроля - военная разведка Империи, Служба Внутреннего Контроля - военная контразведка, аббревиатура СВК относиться к обеим Службам)?
Миндалевидные лиловые глаза эльфа холодно блеснули:
- Садитесь, баннерет. Нам многое надо обсудить.


Первые полгода с момента запуска Проекта прошли в тяжелой работе. Штурмкапитан окончательно перестал покидать на ночь базу не находя сил добраться вечерами до своей квартиры и переселился на походную кровать в свою каптёрку. Вестовые ночевали в палатке рядом, так как места на всех не хватало. Режим жесткой секретности заставил Алиса забыть о бессоннице, часто погрузо-разгрузочные работы заканчивались уже под утро. Пакгауз выделенный СВК-шникам под Проект круглосуточно охранялся усиленными нарядами "единорогов" в полной боевой выкладке, путь внутрь пакгауза был открыт только группе Ка Кэрхана. В небе беспрестанно барражировало звено орнитоптеров с возникшего в двух лигах от Базы аэродрома Третьего Лейб-Гвардейского. В ясные дни отбрасывал свою яйцевидную тень тяжелый монитор подавления, висевший в трехстах ярдах над землей в юго-западной зоне Базы. Где-то в полулиге-лиге от периметра вращали тяжелыми башнями закопанные в каменистую почву пустыни по эти самые башни бронеходы Четвертого Лейба. В округе не наблюдались только яростные киски и Акулы. И если Акулам (Пятый Лейб-Гвардейский Флотский Легион) тут просто было нечего делать, то отсутствию "воинов" из Первого, успевшие еще до введения Особого положения напиться-подраться-помириться-напиться-снова подраться и опять помириться, лейб-гвардейцы Второго, Третьего и Четвертого были искренне рады. Внутри пакгауза же не было ни одного легионера. Там балом правил уже знакомый Алису уберммайор Каэльниэль. СВКшники (как позднее выясняли по мелким признакам все же разведчики) появлялись и покидали пакгауз только в коробах тяжевозов. На территории Базы о присутствии СВК вроде как бы и "не знали". Штурмкапитан успевший достаточно близко сойтись с эльфом по работе понял, что отстраненный, высокомерный вид разведчика не имело ничего общего с презрением. Род Каэля (постоянно выговаривать полное имя было сложновато) уже несколько поколений (три, если быть точным) служил Императорской семье, и сам Каэль весьма хорошо относился и к Империи, и к драконорожденным, и к остальным расам, просто, когда ты уже разменял четвертое столетье, жизнь слегка утомляет. Чем занимались в пакгаузе эльф и его подчиненные Алис понял не до конца. Но смысл Проекта в целом ему был известен. Последние ошметки свободного времени штурмкапитан пустил на изучение исторических предпосылок Проекта, благо База располагала весьма полной Библиотекой Переселенцев (причем здесь "переселенцы" Ка Кэрхан, ранее не увлекающийся историей, осознал только сейчас)
Адмирал сидел за столом и что-то черкал в бумагах.
Алис остановился в дверях кабинета, набрал воздуха, словно ныряя в ледяную воду, и, четко чеканя шаг, подошел к столу.
Дед оторвался от бумаг и, приподняв одну тяжелую надбровную дугу, взглянул на замершего штурмовика.
Алис протянул листок с рапортом и снова застыл.
- Садись сынок, - пробормотал Дед и взял двумя пальцами рапорт.
- Так-так... Его Высочеству... это пропустим... так... Полному Адмиралу... опять пропустим... от Лейб-Гвардия штурмкапитана... сынок, в официальных бумагах надо указывать все свои титулы... так… рапорт. Вот добрались до главного...
Дочитав рапорт, Адмирал опустил бумажку на стол и задумчиво поглядел на Алиса.
- Ты уверен?
- Так точно!
- Ты давай не ори, а то у меня от вашего ора уже уши болят.
- Уверен.
- Сможешь? - Адмирал кивнул на больное колено.
- Смогу! - Алис постучал себя когтем по лбу.
Поджав губы, Адмирал смотрел на Алиса.
- А как же мы тут без тебя?
- Два дня осталось. Эстер справится. Я ему Феликса в помощь оставлю.
- Это хорошо. За Феликса не переживай, я его к себе потом возьму, не пропадет.
Они вновь замолчали.
- Что внешники?
- Каэль обещал рекомендацию.
- Каэль, ну надо же... А мне показалось, что вы чуть не подрались при встрече, - Адмирал усмехнулся.
- Он нормальный парень, хоть и эльф, - Алис усмехнулся в ответ.
- Идет,- Адмирал подтянул к себе рапорт и размашисто поставил свою визу, - Не подведи, сынок.
- Буду стараться, Ваше Высочество! - от рявка штурмовика задрожали стекла.
Адмирал снова усмехнулся, - Иди, собирайся. Восходящего потока тебе, сынок.
Алис развернулся кругом и вышел из кабинета.
Отправить комментарий