Джонас Ар-Анэл

Пролог 
Жить в деревнях Думбала - не самое простое занятие. Вечные войны между городами лишь ухудшали, итак не легкую, деревенскую жизнь. Особенно, если эти поселения находятся на границе, как и Сарвинас, деревня принадлежащая вассалу хана Мармана, правителя Скрамараса, Ирмаласу. Именно в этой деревне и вырос наш герой, именно здесь его судьба кардинально изменилась.


Часть первая 
Был прекрасный теплый день, на небе ни облачка. Люди занимались своими делами. Кто-то носил воду с реки Мармека для винокурни Драммонда, знатного винодела. Кто-то работал в шахтах, добывая руду для Скрамарасских кузнецов и здешнего кузнеца Мардела. Но нас интересует Джонас Ар-Анэл – герой нашего повествования. Он был сыном зажиточного крестьянина, торгующего тканями и пряностями. Отец его часто путешествовал, но сына своего никогда не брал. Да и родом они, кстати, не из Сарвинаса, а из Эстрича, города на холоде. Мать же Джонаса – хозяйка трактира "Пламенный орел". В трактире-то они всей семьей и жили. Еще у Джонаса есть брат, он учился в Скрамарасе и стал одним из Стальной гвардии хана.

Трактир "Пламенный орел" представляет собой кирпичное здание, высеченное в скале. Освещением в трактире служит медная люстра на девять свеч, висящая по центру залы, и несколько факелов, прикрепленных к стенам. Комнат для ночлега было всего, и находились они в подвале.

За каменной стойкой стояла пожилая женщина в сером балахоне – мать Джонаса. А сам юный Аранел стоял у отверстия, заменяющего окно, и наблюдал за деревней сверху (так как трактир почти самая верхняя точка деревни, лишь Зал Старейшин был выше его).

-Хватит пялиться в окно. Лучше б вина у Драммонда забрал,- пробурчала женщина, протирая стойку,- Все равно посетителей нет, как и толку от тебя.

-Ладно-ладно,- размяв руки, ответил Джонас и направился к выходу. Он носил кожаную куртку поверх коричневой рубахи да простые льняные штаны с ботинками. На поясе у него висела деревянная дубинка.

Винокурня Драммонда находится у подножья горы, на которой и располагается вся деревня. Рядом с нею и течет один из притоков Мармека – в народе зовущийся Алмазной рекой. У винокурни трудились ученики Драммонда да его семья. Вельнил Драммонд, младший (лет десяти) из сыновей Николоса, радостно подбежал к Джонасу пожать руку.

-Еще не видывал я за тридцать лет моей жизни таких верных друзей как ты, Вельнил,- усмехнувшись, пожал руку Аранел и продолжил,- Позови отца. Скажи, что я за вином.

Спустя пару минут из палатки рядом с винокурней (одна из причуд Драммонда, видите ли, он представлял там себя великим полководцем). Если он в палатке – значит он там играет в карты или в другие азартные игры) вышел мужчина на три года старше Джонаса, он носил просторную белу рубаху, серебряное ожерелье, белые штаны и того же цвета сапога, правда от пыли они стали серыми (Очередная причуда. Нося белую одежду, он представлял себя аристократом).

-А, друг, я-то думал, вы и не придете. Правда, все равно я тебя разочарую, но ты иди к нам в палатку, присоединись к игре в карты,- поприветствовал Джонаса знатный винодел.

-Ты это о чем?- слегка недоуменно спросил Джонас и, представляя каким будет ответ, вздохнул.

-Ну, понимаешь, что-то у нас не очень хорошо с делами в последнее время, мы не успели приготовить вам вина. Но у вас же, вроде, есть еще пара бутылок? Поднимите цены и будете счастливы. А завтра или послезавтра у вас будет еще одна партия вина.

-Хорошо. Так ты не шутил про карты?- хитро улыбнувшись, спросил Аранел.

-Я? Я никогда не шучу. Прошу,- шуточно поклонившись, проводил гостя в палатку Драммонд старший.

Играли они там допоздна. Их было пятеро: Джонас, Драммонд, Вельсули Марокко (кузнец), Дорак (полуорк, наемник) и Старейшина Хиллех. Наступил вечер. Все деревенские жители ложились спать, а эти любители азартных игр все продолжали играть, один Джонас перестал, но его уговорили посидеть с ними, просто пообщаться и попить вина.

-Я выйду. Воздухом подышу,- сказал им Аранел и вышел из палатки.

Он, попивая вино, при свете луны шел к реке, которая была в десяти метрах от палатки. Дойдя до одного из притоков Мармеки, Джонас окунул руку в воду. Вода была чуть теплая, что редко бывает в здешних краях.


Аранел поднял голову, собираясь возвращаться, и его охватил страх, впрочем, не будь он пьян, может он и не боялся бы. На другом конце реки (шириной она была футов 30-40) стояли всадники в кольчуге и латных кирасах, на поясе в ножнах у каждого был клинок, а за спиной копье. Их лица скрывали латные шлемы с забралами. Там, кажется, было человек пять или семь, но ясно дело, что даже, если бы Джонас был трезв, он не посмел бы напасть на столь сильных соперников.

Спустя пару минут, которые Джонас, кстати, простоял в оцепенении, вдали послышался топот копыт и на холм с равнин поднялись всадники. Во главе их мужчина на гнедом коне. Седло сделано из кожи, на нем, с каждой стороны вышита картина мчащегося всадника с луком. Сам же всадник носил белые одежды, под ними, судя по звуку, он надел кольчугу. На поясе, рядом с питьевой флягой – скимитар, рукоятка его украшена золотом. На голове у него меховая шапка, инкрустированная драгоценными камнями. Джонас разглядел знамена и знаки на броне – мчащийся на скакуне всадник, вооруженный луком – Знамя Сельхасара, небольшого города-ханства. А на коне, похоже, был сам хан Мардебей.

Аранел погладил свою шею, ему показалось, что кто-то его укусил, то ли муха, то ли комар. В глазах помутилось, краски расплывались, очи сами закрывались. Ноги косились, и в конце-концов он упал наземь, мерный храп раздался в тиши. Лишь стук копыт мог его прервать.

Уже рассветало, когда Джонас проснулся. Он спешно проснулся, покачал головой и ринулся в деревню, но было слишком поздно. В палатке Драммонда было море трупов, не только тех кто играли там в карты, но и некоторые члены семьи самого винокура. Некоторые постройки до сих пор горели, а с Зала Старейшин – самой высокой точки поселения пахнуло гарью. Дым поднимался трубой к небу.

Юноша побежал в таверну своей семьи. На столе в разорванном платье лежала его мать, вся зала была в крови, и множество трупов было скинуто в кучу в центре залы.

-Эти твари обчистили все. Все! Даже выпивку забрали,- сквозь горькие слезы бормотал Джонас. И вдруг его осенило, он вспомнил сейф отца, а ключ должен был быть у матери. Он покопался у неё в кармане и нашел там ключ из львиной кости. Сейф находился в комнате Джонаса.

-Папаша всегда говорил: "Наступит трудный момент – открой сейф. Будете уходить – открой сейф",- открывая деревянную дверцу, бубнил Джонас. Она открылась, но за ней была лишь глиняная стенка, Аранел ударил кулаком со злости по стенке. Стенка поднялась, и из сейфа на платформе выкатился сундук. Парень осторожно его открыл и увидел в нем стальной фальшион, мешочек с монетами и карту Думбала.

Два часа Джонас Аранел бродил по деревне, и, в конце концов, решился – он поедет к брату в Скрамарас. Парень спустился вниз деревни до конюшен, взял самого быстрого крапчатого скакуна и помчался в сторону Пекла. В глазах его была лишь месть. Но сперва он все расскажет брату…
Отправить комментарий