Ноэр (продолжение)

Отряд осторожно приближался к одинокому трактиру. "На перепутье", - корявая надпись еле читалась в свете заходящего Бахта.

"Прямо в точку бъет хозяин", - подумал Кихан, стиснув зубы.

Трактир стоял на перекрестке четырех дорог между Асетаном, Арагишем, Хамуши и Булендом. Строго говоря, перекрестком теперь это место назвать мог только шутник - трактир одним боком приткнулся к разбитой грунтовке, которая соединяла Хамуши и Буленд. Две другие, из отличного белого камня с золотыми жилками, давно покрылись пылью и поросли травой.

Ночной ветер пустыни резким порывом распахнул плащ седока и Кихан от неожиданности зябко поежился. Конь под ним тут же испуганно всхрапнул, а едущий впереди телохранитель нервно оглянулся. Кихан наградил его ледяным взглядом.


"Проклятый страх, зараза хуже чумы", - с негодованием подумал он, приводя себя в норму техникой "свободного дыхания". Страх стиснул его в своих объятиях, сводил каждую мышцу и, несмотря на все усилия Кихана, все-таки просачивался наружу. Лошади это чувствовали. А теперь еще и охрана.

"Мда, два с половиной "ужаса" для меня многова-то. А этого переведу.", - мрачно подумал Кихан, - "Если вернемся".

В учебке любят щегольнуть фразой - "Никто не знает страха, пока не узнает "ужас". Первакам прощается, а вот с третьего курса за эти слова можно остаться без зубов. В лучшем случае.

Обычно "ужас" дают подозреваемым. Одной дозы хватает, чтобы вызвать панический страх у неподготовленного человека. А страх, как известно, хорошо развязывает язык. После двух допрашиваемому достаточно показать иглу или даже канцелярскую кнопку, чтобы он потерял сознание. Три гарантируют смерть от сердечного приступа.

Кихан знал об этом не по-наслышке. Его незаурядные способности вкупе с естественным самоконтролем в СВК заметили сразу. Но не спешили.

На последнем экзамене второго курса его "завалил" ушлый преподаватель, на комиссии прокатили, и Кихан взялся было за "горькую", но через пару месяцев в его трущобы, куда он успел переместиться из-за долгов, беспробудного пьянства и хуласэ, заявился хлыщ с портфелем из кожи бесхвостой асами. Кихан уже было нацелился вломить незнакомцу... А пришел в себя только минут через десять, лежащим на полу. Хлыщ же спокойно попивал чаек из принесенного с собой термоса и задумчиво перекладывал бумаги.

Предложение, которое ему сделали, было простым, как три медяка.

Кихан вылетел из учебки, потому что занялся развратом, после того, как удачно умерший дяди с далекого Пекла оставил ему изрядное состояние. Но Кихан хочет работать в СВК, поэтому кому надо положит на когтистую лапу и отучится. В СВК его, конечно, возьмут, но доверять не будут. А у Кихана ведь амбиции. Лучший студент первого курса, правда? Но бывает, бывает... Поэтому через пару лет после того как к нему наверняка подойдут и предложат, а Кихану нужно будет просто согласиться. Вот, собственно, и все. Ну и конечно, Кихана к этой встрече подготовят. Кто придет? Да кто его знает, но придет, можно не сомневаться. А пока берегите здоровье, уважаемый Кихан, и лучше пейте-ка вы травяной чай, очень, говорят, полезно.

"Интересно, согласился бы я на то предложение, если бы знал, чем все обернется?" - в который раз за последние восемь лет спросил себя дамир-мирза Кихан, заранее зная ответ.

Они приблизились к трактиру. Кихан одним легким движением спешился, небрежно кинул поводья подоспевшему нервному и дернул головой, приказывая ему оставаться снаружи.

Первая двойка вошла внутрь, оставив дверь открытой и встав по бокам с туфенгами на изготовку, ведущий второй двойки быстро прошел вглубь, осматривая помещение и, не оборачиваясь, кивнул. Ведомый тут же сделал приглашающий жест, Кихан прошел внутрь. Ведомый спиной вперед вошел за ним и закрыл дверь.

Кихан неловко задержался, делая вид, что адаптируется к свету после ночной тьмы без Бахта. Он сделал это по-привычке, заранее зная, что этим нельзя обмануть того, кто сидит в самом дальнем углу почти у пылающего камина. Он успел заметить спину массивного трактирщика, который как раз скрылся в дверях кухни.

Толстенный орк в дальнем углу, Кихан таких не видел, приветливо помахал чьей-то обглоданной костью в правой лапе и приглашающе указал на скамью перед собой. Кихан с сомнением двинулся к дальнему углу. Вторую двойку, которая решила его сопроводить, видя его неуверенность, он отогнал, дернув головой.

Кихан сел на скамью. Он был удивлен, вернее потрясен до глубины души. Сидящий перед ним натуральный боров просто не мог быть тем, с кем назначена встреча.

Орк жрал. Стол был уставлен здоровенными подносами, на которых были остатки поросенка, барашка и чего-то еще. Рядом стояли кадка с квашенной капустой и осенним салатом, бочонок с пивом и на две трети съеденный каравай.

Кихан не верил, что это могло быть ментатом. Впрочем, ментата он видел третий раз в жизни, если, конечно, считать и этот.

По первому можно было изучать строение орочьего скелета. Его и еще двоих "счастливчиков" привели в секретный госпиталь СВК.

Им сообщили, что в результате удачной операции удалось захватить живого ментата, да так, что орки уверены, что он погиб. Впрочем, "живой" было сильно сказано. Буквально на следующий день орк перестал дышать и его пришлось в срочном порядке поместить в клинику и подключить к единственному в Империи аппарату искусственной вентиляции легких. Когда вроде бы все нормализовалось ментат остановил сердце и два десятка хирургов по очереди делали открытый массаж, пока гномы спешно делали "искусственное сердце" размером с хорошую комнату. А теперь он, несмотря на все усилия, медленно и мучительно умирал.

Печень перестала работать и, несмотря на постоянное переливание крови, его организм наполнялся ядом. Ментат умирал с улыбкой победителя на лице.

Второго Кихан видел два с половиной года назад. Седой дряхлый старик с трясущимися руками был рунным гадателем при цирковом караване. Ломким старческим голосом он передал указания, вручил две руны и флакончик с прозрачной жидкостью. Через два месяца Кихан стал дамир-мирзой, "принцем тени", неслыханная честь и должность для двадцатипятилетнего юноши.

"Я понимаю ваше удивление", - орк громко рыгнул, как-то по-детски смутился и вытер масляный рот батистовым платочком из нагрудного кармана. "Извините, не могу отвыкнуть от хорошей привычки." Обглоданным ребром барашка он невзначай нарисовал на столешнице условленный знак. Кихан добавил к нему пару штрихов.

"Ну теперь все в порядке",- орк откинулся назад и похлопал себя здоровенной лапой по пузу, - "Это - просто камуфляж. К тому же вы опоздали и я... хмм... немного проголодался. Кстати, надо сказать, у вас довольно странные представления о тайных встречах, вы не находите?", - орк глазами указал на четверку охранников.

"А у вас - о безопасных", - парировал Кихан, слегка дрогнувшим голосом. "Отлично", - подумал он,- "Ужас" работает".

Три дня назад на брифинге было решено не полагаться на актерские способности Кихана. "Ментата просто так не обмануть. Реакция должна быть естественной. Ты будешь бояться. Это хорошо, это натурально, ты несешь дурные вести и боишься, а твой контроль замаскирует искуссвенный страх. Это хороший ход. Даже лучший."

"Ну, возможно. На то есть особые причины, впрочем, об этом чуть позже. Давайте сразу к делу. Что вы имеете сообщить? К чему запрос о личной встрече?" - орк сидел сыто отвалившись и казался мало заинтересованным чем-либо вообще.

"У них что, нормальные ментаты повывелись? Присылают какого-то толстого полудурка", - раздраженно подумал Кихан, но вида не подал.

"Есть серьезная проблема", - он сделал паузу, - "Проект "Свет Надежды" под угрозой".

"Какого рода?" - казалось, орка вообще ничто не волнует, кроме переваривания барашка или чего-то там еще.

"Хайкели Кешик", - понизив голос, проговорил Кихан.

"Неужели? С чего бы это?" - ментат не изменил позы ни на пол-дюйма.

"Я что, зря сюда ехал, рискуя жизнью!? На эту проклятую Пророком думбальскую границу!? Чтобы встретить зажравшуюся свинью, которой все безразлично!?" - Кихан в бешенстве рявкнул и краем уха услышал взятые на изготовку туфенги охраны.

"Ну, ну, не стоит кипятиться. Так ведь у вас говорят? - на удивление мягкая орочья лапа накрыла руку Кихана. Он дернулся, постарался привести себя в порядок. Ему на мгновение показалось, что "ужас" был не самой лучшей идеей - такой встречи никто из аналитиков не прогнозировал.

"Так что там с храмовниками?" - напомнил ему ментат.

"Гхм, не то чтобы это было напрямую связано с ними. Скорее, личные неурядицы, но у парня, которому Ноэр сломал челюсть есть дядя в Храмовой Страже"

"Я, честно говоря, не вижу здесь никаких проблем. Посадите его", - орк лениво откинулся обратно.

"Это будет весьма затруднительно. Все-таки СВК и Храмовники... Может не стоит вот так вот демонстрировать наши интересы?" - Кихан был в замешательстве.

"А вы, собственно, кого имеете в виду посадить? Я, вообще-то говорил о Ноэре."

"О Ноэре?" - Кихан судорожно пытался привести мысли в порядок. Получалось не очень.

"Ну да. Легионера, да еще и племянника Храмовника посадить в тюрьму под благовидным предлогом мне кажется тяжелова-то..."

"Здесь тоже есть определенные сложности," - Кихан изо всех сил пытался мыслить здраво, - "За сломанную челюсть можно посадить максимум на гауптвахту, толку не будет. Мменить ему что-то более серьезное, что спрячет его от Храмовников - смертельно опасно для Ноэра. Да и не позволит ардашир службы противодействия сталкерам. Уж больно они сроднились. А он заслуженный воин, имеет наградной туфенг, почти полный кавалер Крыла Серебрянного Дракона...", - Кихан хотел было продолжить, но осекся, поняв, что орк терпеливо ждет паузу в его речи.

"Ну так убейте его"

"Кого?" - у Кихана лезли на лоб глаза и он жутко хотел схватиться за них руками, но не мог себе этого позволить.

"Вы знаете", - ментат задумчиво пожевал губами, выглядело жутковато, - "Мне порой кажется, что Пророк, уходя в Холод, большую часть ваших мозгов прихватил с собой. Не надо обижаться. У всех свои недостатки. У меня вот, к примеру, юмор оставляет желать лучшего", - орк хохотнул, вроде бы, - "Ардаширу, я уверен, пора на покой, работа нервная, возраст, опять же. Все условия для инфаркта. Это просто немного поможет." Орк каким-то текучим движением провел рукой над столом и Кихан увидел небольшой пузырек с прозрачной жидкостью. Он тут же его схватил и судорожно обернулся - не заметила ли охрана.

"Хорошо, мы сделаем это", - Кихан наклонился вперед, - "Но Ноэру может грозить петля! Я не представляю, как вы или я сможем вынуть его оттуда!"

"Вы напрасно преуменьшаете свои заслуги. Герой, награжденный лично Императором это не шутка..."

"О чем вы говорите!? Вы меня с кем-то путаете..."

"СВК странная служба. За что вам только платят звонкую монету? Всегда удивлялся. Все новости узнаете последними... Но вашу награду и, конечно, новое назначение надо бы отметить. За наш счет, разумеется", - орк весело подмигнул ошарашенному Кихану.

"Трактирщик!" Ментат мягко помахал в воздухе правой рукой.

В дверях кухни появился на редкость грузный хозяин. В полутьме было видно нечетко, но в последнее мгновение Кихан понял, что он нес в руках и обернулся, чтобы предупредить охрану. Поздно. Дикая боль пронзила его правую руку - насквозь пробив кольчугу, в бицепсе торчала пешня для колки льда, вбитая по самую рукоять. Кихан дернул было левой рукой, чтобы ее вытащить.

Напрасно. Рука была сильно, но мягко прижата орком к столешнице.

Гулко тенькнула тетива арбалета, свистнул брошенный кинжал, опешившую двойку, стоящую на часах буквально смел мускулистый орк мгновенно пролетевший лестницу второго этажа. Нервный парень снаружи, услышав шум, шагнул внутрь, получил ребром ладони по горлу и упал, мгновенно посинев лицом и судорожно хватаясь за шею.

Трактирщик ушел, мускулистый добил раненых аккуратными ударами короткого меча и исчез.

"Ну вот и все. Поздравляю!" - орк отпустил руку Кихана, - "Пешню пока лучше не вынимать - любой коронер по следам крови поймет что вы тут с кем-то болтали пару минут. Не стоит беспокоиться - рана пустяковая, кость не задета, артерии тоже. Максимум что останется - оспинка, зато история какова!" - орк причмокнул губами.

"Ну, ближе к делу. Вам же Героя получать? Должны знать за что, не так ли? Сегодня вечером вы встречались в этом трактире с информатором, который сообщил вам, что поутру, часов примерно через шесть, Хан Делхал Буревестник нападет на Хамуши. Так
далеко к Пеклу он никогда не заходил, но сейчас случай особый. Под Хамуши стоит караван контрабандиста, везет из столицы фруктовый хуласэ и вина с шарад-дуром. Странное дело, но с орками он об охране не договорился, наверное, решил сэкономить.
Буревестник об этом каким-то образом узнал. Я думаю, все знают, что бывает с думбальцами, которые попробуют хуласэ - Хамуши мало не покажется. Если, конечно, наш Герой их вовремя не предупредит. Кстати, там за стойкой сейчас лежит известный думбальский мародер, убийца и насильник, который, по слухам, является командиром одного из разведотрядов Хана Делхала. Это, конечно, чистая случайность, что вы смогли узнать такие вести, да еще и попутно подонка прикончить. Но разве с героями бывает по-другому?", - орк хохотнул.

Ментат поднялся и пошел к выходу. "Кстати," - орк хлопнул Кихана по раненому плечу, - "Ох, простите, забыл. Возраст, знаете ли", - он смущенно кашлянул, - "Так вот пешню лучше вложить в левую руку, он любил ей пользоваться. И советую поспешить - минут через десять здесь будет его отряд. Искренне поздравляю с новым назначением."

Толстяк не спеша вышел из трактира.

"Проклятые орки! Обвели вокруг пальца!" - Кихан неловко и судорожно шарил по карманам здоровой рукой в поисках противоядия от "ужаса".

Сзади, от входной двери раздался удивленный свист.

"!№;%:?* бойня!", - у двери стоял молодой гном с круглыми глазами.

Увидев, что Кихан потянулся к мечу, он поспешно положил что-то на стол, открыл дверь и уже из-за двери поспешно проговорил: "Не извольте беспокоиться, я ничего не видел. Господин велел передать вам вон ту штуку на столе. Он за все заплатил!" И хлопнул дверью.

Кихан медленно, на ватных ногах, двинулся к столу. "Ужас" отступил перед лицом настоящего, живого страха, который переполнял Кихана. Теперь этот страх будет сопровождать его всю жизнь. Ему не поможет даже его противоядие.

То, которое стояло перед ним на столе.
Отправить комментарий