суббота, 10 марта 2012 г.

Эхо Пламени - Экспедиция 2 - Финал

Сессия закономерно началась с того же, чем закончилась. Из трех членов команды двое едва держались на ногах, а по коридорам уже слышался топот врагов. Джонас и Алис побежали по коридору в сторону медпункта, сбивая со стен факелы. Ноэр затаился в еще сохранившейся дымной завесе от черных патронов и превратился в слух.


В медпункте Джонас и Алис баррикадировали двери и искали что-нибудь, что могло бы помочь хоть чуть-чуть прийти в себя. Алис в медицине соображал плохо, Джонас кое-что понимал в лечении травами, но не в таблетках, бинтах и прочем. Наконец, Алис наугад хватанул горсть каких-то показавшихся знакомыми таблеток. Ему повезло, боль слегка отпустила и голова стала чистой и звонкой, а на столе затанцевали розовые илки с синюю клеточку.

Тем временем, Ноэр слышал как распахнулись двери и чей то голос сказал: "Следите, чтобы никто не ушел!" Топот множества ног замер у дверей, от которых его отделяла спасительная тьма. Он выстрелил на звук и вскрик боли сообщил, что выстрел не пропал даром. Началась рискованная игра в прятки в коридорах не более 10 футов шириной. Несколько местных бандитов рассыпались по окрестностям и один все же набрел на забаррикадированный медпункт. Толкнув дверь, он аккуратно заглянул в щель и с криком "Я их нашел, они здесь!" выстрелил наугад прямо через дверь. Пуля никого не задела, но в ту сторону направились еще несколько. Алис с Джонасом открыли ответный огонь, столь же малоуспешный.

Тем временем, Ноэр тратил последние разрывные патроны, отстреливаясь от искавших его в темноте бандитов с топорами. Командир всей этой братии не спешил показываться на глаза. Темнота скрывала Ноэра, но и не давала толком прицелится, увы, на одну и ту же цель приходилось тратить по 2, а то и по 3 выстрела.

Один из стрелков у медпункта посильнее налег на дверь и заглянув, выстрелил в Алиса, тот сполз по стене, но глефа Джонаса уложила стрелка на месте. Услышав его крик и призыв второго, бандиты с топорами направились туда. Ноэр пропустил двоих первых мимо себя в темноте, а последнему аккуратно перерезал горло.

Началась перестрелка с командиром, но Ноэра все время спасала темнота и умение вовремя затаиться. Вскоре вражеский командир был ранен и счел за благо отступить. Отправившись за ним, мимо коридора к медпункту, Ноэр застрелил одного из топорников. Второй с разбегу вломился в комнату и, вскочив на стол, нанес страшный удар топором Джонасу. Однако тот парировал его и ответным ударом убил бандита наповал.

Ноэр с командиром танцевали опасный танец, прячась и осыпая друг от друга пулями. Однако враг, в отличие от Ноэра уже был ранен и гораздо чаще выдавал себя. Тем не менее точку в их "дуэли" поставила глефа Джонаса, который появился из-за угла сразу после выстрела и не дав врагу перезарядить туфенг, сбил его с ног древком.

За несколько часов до этого, в доме на утесе, Лагар Млик покрепче связал руки оставленному на его попечение пленнику, нагрузил на него самые важные вещи и похромал в сторону побережья. Добравшись до берега и каменной пирамидки, он немного передохнул и стал искать следы, чтобы определить куда ушла Амсах. Пленный время от времени что-то мычал, но рот у него был предусмотрительно завязан - кто его знает, что он там может наворожить? Идя по следу Лагар и пленник добрались до берега и нашли там Амсах, которая уже начинала беспокоиться. Та повела себя интересно - первым делом достала кинжал и отпорола от доспехов пленного одну из металлических блях и взглянула на ее обратную сторону. После чего издевательски поприветствовала "туфенг-амила Черного ордена".

Пленного быстро определили в трюм, а Лагар, перекусив и запив давно не виданные яства добрым вином, рассказал Амсах, что произошло и куда делись остальные. Обсудив ситуацию, они решили отправиться за Алисом, Джонасом и Ноэром, приказав капитану ждать их здесь двое суток.

В поселении же Гжегож присел за стол, и осторожно понюхал разлитый Авизаном из бутыли самогон. Крикнув мальчишке танцору, чтобы принес от костра головню, поджег жидкость и опрокинул в рот. Такая лихость понравилась старому бандиту, причем гораздо больше, чем последующий разговор. Гжегож постарался втолковать Авизану, что на склад ему вход закрыт и дать понять, что выживание целого поселения гораздо важнее мелких разногласий и преступлений. Старый пират тяжело шел на контакт, юлил, юродствовал, намекал на воровские понятия и тщательно старался сказать как можно меньше. Гжегожа на самом деле интересовало лишь откуда он берет хуласе, а точнее не производят ли его здесь и доставляют ли для этих целей контрабандой жидкий камень. Подручные Авизана приутихли и в разговор не ввязывались.

В конце концов старик дал понять, что про склад все уяснил и заверил, что про жидкий камень знать ничего не знает и завсегда рад сотрудничать на благо поселения. Искренность его вызывала закономерные сомнения, однако для начала Гжегож удовлетворился этим. Встав из-за стола он покинул лагерь "честных лесорубов" и отправился в бараки, сообщить сержанту, что угроза миновала и людей можно вернуть к обычному несению службы.

Тем временем на разоренной Алисом, Джонасом и Ноэром базе местный командир подвергался допросу с пристрастием. Алис сопел, рычал, выпускал из носа струйки пламени и без малого отрезал пленнику нос. После таких убедительных доводов тот сообщил, что больше здесь никого живого нет и согласился провести небольшую экскурсию.

Пройдя в ту сторону, откуда явился пленник с отрядом, они оказались в большом зале, с огромным троном, явно предназначенным не для человеческих размеров, четырьмя пирамидами и статуями. Из зала вели две двери: одна в хранилище, а другая, по словам пленника, в огромную пещеру, которую они якобы еще не обследовали. При осмотре входа в пещеру пленник попытался бежать, но получил рукоятью алисовского тесака в лоб и вновь лишился сознания.

Его за ноги оттащили ко входу и стали изучать вторую половину комплекса. Здесь, кроме грязного и вонючего сортира и солдатской столовой, обнаружился еще один большой зал с двумя постаментами и кучей раздробленных камней и покореженного железа. Стены напротив постаментов носили на себе следы пуль очень крупного калибра - что-то вроде сарсар-туфенгов, которые ставят на элементолеты и стены крепостей. Из помещения вели широкие автоматические ворота и рельсы, уходившие в 40-футовой ширины коридор. Команда сочла за благо туда не ходить. Аккуратно закрыла за собой двери и, собрав трофеи и пленных, покинула комплекс. Увы, пленный, оставленный у двери, успел откусить себе язык и умер. Труп на всякий случай взяли с собой. Алис выборочно глубоко порезал несколько трупов, чтобы убедиться, что они из мяса и костей.

На пути обратно они встали лагерем и на их костер вышли Лагар и Амсах. Расспросы пришлось оставить до утра, потому что все просто валились с ног.

На следующий день, вернувшись в поселение, стали подводить итоги. Амсах была крайне разочарована, что туфенг-махбаза (главу ячейки Черного ордена) не удалось взять живым, но пришлось удовлетвориться тем, что есть. Под руководством Лагара была организована экспедиция для изучения земель к востоку от лагеря с целью их освоения. Ноэр занялся поиском среди населения лагеря травников, у которых можно было бы делать заказы на разные полезные в путешествии вещи. Алис набрал добровольцев и организовал небольшой форпост в доме на утесе, как задел на будущее. Чтобы не распространяться пока о Черном ордене, была выдвинута версия о расплодившихся агрессивных илках. В связи с этим организовывались патрули, численность охотничьих бригад была удвоена и создана система сигналов. Привычный к диким землям Думбала Джонас чем мог помогал в этом деле. Тем более что не все сообщения о нападениях были выдумкой. Гжегож отправил несколько запросов начальству, приложив голову командира. Однако о ячейке сообщать не стал. Было решено пока доложить только что при высадке в лагерь проникли несколько агентов Черного ордена и были частью схвачены, частью убиты.

И напоследок Гжегожем была высказана и очень хорошо принята идея объявить в городе еженедельные состязания стрелков на призы. Целью было немного отвлечь народ и дать подзаработать, но самое главное потренировать и сплотить определенную группу подающих наибольшие надежды, чтобы заложить основу будущего отряда стрелков. Да и остальные пусть учатся защищаться.

За этими важными делами и прошли оставшиеся два хафта первого летнего месяца.

Я начинал эту сессию с противоречивыми чувствами. В отличие от бравых игроков я понимал, что шансов у них крайне мало. Двое из троих ложились буквально от любого попадания. Я предполагал, что Ноэр выживет в любом случае, если решит уйти один, но Алиса и Джонаса почти похоронил. 


Тактика  игроков стала приятной неожиданностью, бой был интересный и довольно напряженный. Любая ошибка могла стать фатальной. Я не хотел играть в поддавки, у меня была неделя на раздумья, и я твердо решил, что не буду "жульничать" ни в пользу игроков, ни против них. Мне было жалко интересные сюжетные линии, которые были бы потеряны в случае их гибели, но я решил, что неизменность мира, который не подстраивается под уровень персонажей все же важнее и оставил все как есть. 


Однако дайсы решили, что Алис, Джонас и Ноэр умрут не здесь. Единственной допущенной поблажкой было то, что я мало использовал свои бенни. Ну уж когда я попытался перебросить проваленную сильную атаку главгада и выпало хуже чем до этого, я понял что Пророк пока не хочет, чтобы они ушли на Бахт.


Вернувшись в лагерь мы занялись делами "королевства", постепенно заполняются посты, с решений по управлению им мы начнем следующую сессию, а потом отправимся дальше изучать этот огромный и суровый мир.


Всем спасибо. :)
Отправить комментарий